СМ ЯДзен Мы рады Вам!
Главная Блог Cледующее поколение

Наши финские ровесники

перевод Александра Настечик

- СЛЕДУЮЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ -
Александра Настечик
Писатель, поэтесса, драматург, переводчик.
( Родилась 28 марта 2007)

Клара Востровски Винлоу
Наши финские ровесники
Перевод - Александра Настечик

Глава первая. ДОМ НА ФЕРМЕ

В финском лесу, у озера, стояла ранняя осень. Солнце золотом сияло на подлеске[1], на густых зарослях папоротника, на светлых березках, на бледных осинах, даже на красивых рябинах и можжевельниках.
Там, где лес был менее густым, мельком показывалась болотистая земля, где в избытке росла черника. Рядом с этими болотистыми местами виднелась стёжка, идущая мимо полей - на одних полях пасли скот, на других стояли высокие стога, а на третьих росло ещё не убранное зерно.
Двое детей - мальчик и девочка - направлялись из леса к озеру. Их ручонки сжимали берестяные корзины, набитые ягодами, которые дети собрали. Подойдя к берегу, они тихо сели в лодку, привязанную возле группы деревьев. Дети схватили вёсла и начали мерно грести к другому берегу.
Их лица были неулыбчивы и чуть тронуты северным воздухом, и на этом сходство между ними кончалось. Десятилетний Юхани был похож на отца, принадлежащему к тавастгусской группе финнов[2]. Он был бледный, скуластый, с жидкими волосами и упрямым подбородком. Лицо его могло показаться надутым, но лишь до тех пор, пока не увидишь его сосредоточенные искренние глаза под густыми бровями.
Шестилетняя Майя же была русая и темноглазая, как ее мать-карелка. Несмотря на выражение молчаливой кротости на юном личике, Майя могла в нужном случае быть весёлой и даже немного шаловливой.
У пристани, до которой доплыли дети, уже собралась небольшая толпа. Все больше и больше людей прибегали к берегу, когда вдали раздался гудок парохода. В толпе были и дети с берестяными корзинками, и женщины с пирожками, печеньем и фермерскими продуктами на продажу. Некоторые из женщин были заняты вязанием, ожидая своей очереди продавать свой товар. В этой толпе особенно выделялась невысокая плотная девушка, казавшаяся равнодушной к тому, что у неё развязался головной платок. Это была Хилья, девушка, уже занимавшая, несмотря на восемнадцатилетний возраст, важную должность начальника пирса[3]. После долгой возни выплыл пароход. Пассажиры ступили на берег и купили предложенные товары. Но даже когда всё было распродано, пароход даже и не подумал отойти. На пристани были сложены горы дров, служившие топливом для парохода. Эти дрова надо было внести на борт в первую очередь. Мужчины, женщины и дети сгорали от нетерпения - поскорее бы купили их товары. Но никто не проявлял нетерпения - ведь все помнили финскую пословицу «Бог не создавал поспешности».
Когда всё погрузили на борт, начальница пирса что-то прокричала и пароход, громко гудя, исчез. Люди разошлись в разные стороны, пока не остались только Юхани и Майя, глядящие на уплывающий пароход, гружённый дровами. Юхани уговорил Майю показать ему заработанные ею деньги. Задорно мигнув брату, Майя сначала сжимала свой крошечный кулачок.
— Ну покажи же! - сказал Юхани. Майе пришлось разжать руку и показать брату монетки, полученные в уплату за ягоды. Но потом она снова сжала руку:
— Эти монеты - от иностранцев.
И брату с сестрой пришлось снова сесть в лодку. Они снова тихо гребли; в конце концов дети поставили лодку на якорь в маленькой бухте и, покинув своё суденышко, быстро зашагали по полям. Майя тихо напевала какую-то народную песню, которую вскоре подхватил и Юхани. Одной рукой Юхани сжимал рукоятку пукко[4], торчащего из-за его пояса. Неудивительно, что мальчик гордился этим ножом. Когда отец подарил этот нож сыну, то сказал:
— Ты, мой мальчик, уже умеешь делать мужскую работу, поэтому ты и заслуживаешь этот нож, как мужчина.
Нож был не дешевый - в его кожаных ножнах были медные вставки, а сами ножны были все узорчатые.
Дети были босыми, поэтому в пути они изранили ступни об острые маленькие булыжники. Пройдя последнее поле, Майя вопрошающе уставилась на старшего брата и побежала дальше. Сначала Юхани не последовал примеру сестры, но ему тоже пришлось побежать к деревенскому дому - квадратному, выкрашенному в красный цвет, с белыми рамами и белой же дверью. Возле дома стояла длинная стремянка - на случай пожара. По этой стремянке вскарабкался Юхани и помахал издали сестре.
Возле дома стояли три погреба - для еды, для одежды и для орудий труда. Чуть поодаль были коровники и стойло - чердак стойла зимой служил погребом, летом там спали горничные. Небольшой свиной хлев был построен из гранита - говорят, этого камня в Финляндии так много, что его хватит на то, чтобы весь Лондон заново построить и потом ещё осталось бы. Двор был огорожен крепким дощатым забором.
Отдельно стояла постройка, более важная, чем прочие - сауна[5], без которой Финляндия не могла бы быть Финляндией.
Девочка лет 14, с голубым платком на голове, несла воду из колодца домой. Поставив ведро на пороге, она крикнула Юхани, уже спускающемуся со стремянки:
— Поторопись! Сегодня придёт пастор[6] и будет проверять, как вы освоили Библию! Завтра мы идём в кирху[7].
Юхани вслед за Майей побежал домой, в кухню. Остановился он лишь для того, чтобы вытереть ноги о коврик из молодых сосновых веток, лежащий у двери.
Через кухню дети вошли в уютную гостиную. В гостиной стояла высокая кафельная[8] печь, а также несколько стульев, большой диван, стол и резной поставец[9]. Были в гостиной и небольшие раскладушки. В одном углу стоял ткацкий станок. Желтый пол был выстелен домоткаными ковриками.
На стене висела картина, вызывавшая странное восхищение Майи. На картине была изображена Катарина Монсдоттир[10], красавица-крестьянка с грустной, но романтичной судьбой. Жила она во времена, когда Финляндия была шведскою провинцией. Короля Эрика XIV привлекла миловидность Катарины: он увидел ее, продающую фрукты на улице, и полюбил её. Он взял ее во дворец, воспитал, как принцессу, а потом женился на ней, к великому недовольству министров. Вскоре короля свергли и заключили в тюрьму. Тогда Катарина проявила свою благодарность за всё, чему научилась во дворце - делила с мужем его тюремную жизнь, давала ему мудрые советы до самой его смерти. После кончины мужа Катарина отказалась от короны и стала жить среди финнов, всегда любивших ее за дружеское отношение к ним.
В самом уютном и мягком кресле сидел пастор. Он выглядел таким серьёзным, что всякий, кто его видел, удивлялся - улыбается ли он вообще! Но серьезность его не казалась никому странной - ведь пастор был человек занятой. Неподалёку от ближайшей деревни у него был клочок земли, который он возделывал, когда мог.
Дети поприветствовали пастора как старого приятеля и, важно усевшись на стулья, ответили на все вопросы по Библии, заданные им.
Ближе к четырём часам дня вошла мать и позвала всех ужинать. Трапеза была скромная - солёная рыба, мясо, картошка, ржаной хлеб и кофе. Последний стала пить даже Майя.
Сначала все сидели смирно и тихо. Но в конце ужина в глазах гостей засияли весёлые искры, и даже лицо пастора приняло самый добродушный вид и он начал рассказывать:
— Знаете беднягу Ирьо? Он из моих прихожан. Сейчас он учится читать и писать - раньше он не мог: Ирьо же жил в тех местах, где нет школ - на севере Финляндии, в Лапландии. Почему он учится грамоте? Вы сами поняли - Ирьо хочется жениться. А вы же знаете, как строг наш закон, запрещающий вступать в брак тем мужчинам и женщинам, что не умеют читать и писать. Но я думаю - он научится! И у Ирьо получается писать и читать. Когда я ему об этом говорю, то он очень рад.
Затем пастор рассказал о своём визите на большую молочную ферму, где там и тут стояли ледники[11].
— Это очень приятно - видеть, как на этой ферме всё чисто. Стены и потолок там облицованы белыми и синими кафлями, а на окнах витражи[12]. До сих пор помню ряды полок с большими глиняными кувшинами, полными молока. В одной комнате женщины в белом готовили масло. Я считаю, что скоро молочное производство станет в наших краях более важным, чем земледелие.
— Я стану работать на молочной ферме! - сказал Юхани.
— А я, - совершенно серьезно добавила Майя, - поступлю в Университет[13] и стану архитектором!
Все засмеялись, но пастор строго сказал:
— Что смеётесь? Немало женщин были замечательными архитекторами. А ты, Майя, умница, что рано строишь планы на жизнь!
— И в числе этих женщин-архитекторов, - сказала мать, - тетя Майи, что живет в Гельсингфорсе[14]!
Была суббота, поэтому все готовились париться в сауне. В сауну пригласили и доброго пастора - его в семье не считали чужим. Все были довольны тем, что их приглашают в сауну. Тут с сияющим лицом вбежал Юхани, чтобы показать банные веники собственного изготовления.
— Я их ещё в конце лета сделал! - объяснил он. - Поэтому листья пока мягкие.
— Ну так неси их в сауну, - велел отец, - и окуни в тёплую воду. И посмотри, не забыли ли служанки постелить у входа свежую солому.
— Я пойду первый! - крикнул Юхани и, раздевшись, побежал к тому месту, где стояла сауна.
Сауна была построена из сосновых брёвен, крыша ее была крыта соломой. На двери была вырезана пословица:
Кирха и сауна - священные места
Два полка внутри были выстелены соломой. Старая служанка в сауне уже поливала водой камни, и сауна была вся заполнена паром. Когда туда вошли прочие члены семьи, Юхани обнял Майю и кружился по сауне в обнимку с сестрой, пока та не потребовала остановиться.
Члены семьи уселись на банный полок и принялись хлестать друг друга вениками.
Когда все порядком вспотели, хозяева дома велели служанке помассировать каждого, а после массажа бегом побежали к озеру. Накупавшись в холодных водах, все кинулись домой.
Майя, правда, прибежала раньше брата. Но когда тот увидел, что сестра впереди, обиделся на ее сильное желание победить.

[1]Подлесок - кустарники и мелкие деревца, не достигающие уровня крон основных древесных пород.
[2]Тавастгусская группа финнов - языковая группа финнов, говорящая на тавастгусском наречии финского языка и живущая в провинции Хяме.
[3]Пирс - род дамбы для причала судов с двух сторон.
[4]Пукко - нож с деревянной ручкой и небольшим прямым клинком, так называемая «финка».
[5]Сауна - финская баня-парилка с каменной печью.
[6]Пастор - священник лютеран.
[7]Кирха - лютеранская церковь.
[8]Кафельная - облицованная кафлями, полыми пластинами из обожженной глины.
[9]Поставец - невысокий шкаф для посуды.
[10]Катарина Монсдоттир - шведская королева, по происхождению финка, единственная коронованная представительница финского народа.
[11]Ледник - погреб со льдом для хранения скоропортящихся продуктов.
[12]Витраж - застекленная поверхность окон или стен с применением стёкол с картинами или цветными узорами.
[13]Имеется в виду Хельсинкский университет, старейший в Финляндии.
[14]Современные Хельсинки.


Предыдущие публикации автора:

2017
"Золушка"

2018
"Щелкунчик"
Перевод песни из мультика «Brave»
«Шамус и птицы»
Сказка-аллегория «Страна Вредилия»
«Сказка»
Сказка-аллегория «Башмачки»
Колыбельная короля
Пьеса для детей «Белая цапля»
«Королевнины сны»
Сказки о принцессах

2019
«Проданный смех»
Аудиосказка «Золушка»
«Театр Веселья»
«В подземной стране»
«Да здравствует Иржик!»
«Кот в сапогах и королевская кошечка»
Перевод с английского «Маша и три медведя»
Либретто для мюзикла «Тень»

2020
Электроник - мальчик из чемодана
"Золушка, или Сказка из бабушкиного сундучка"
"Спящая красавица, или Волшебный театр"
"Книга нонсенса №1 / Лимерик"
Сказки болгарских писателей

2021
Музыкальная сказка «Алладин»
"На верхушке дерева"
"Редьярд Киплинг. Меч Вёлунда (из книги «Пак с холмов»)"
Большое мифологическое путешествие
"Стихи-визитки"
«Книга трех» часть 1
Задания принцессы. Народные и авторские сказки
«Книга трех» часть 2
Дневники Эдварда Лира
«Чудак ещё придёт»
«Юность Бериляки»

2022
«Подкидыш и другие истории о Придейне»
«Большое мифологическое путешествие / Фенийский цикл»
«Сказки зелёных лугов Ирландские сказки»

Работа принадлежит автору.
Убедительная просьба - помнить об авторских правах и относиться к ним с уважением.
Использование произведений без согласия автора и его законных представителей - запрещено!
 
Комментариев нет
Для того, чтобы оставить отзыв, Вам необходимо пройти регистрацию, либо войти в свой профиль.
Нет аватара
Пользователь

Авторизируйтесь