Я ВЛ ВЛ Я СМ СМ Мы рады Вам!
Главная Блог Cледующее поколение

Редьярд Киплинг. Меч Вёлунда (из книги «Пак с холмов»)

перевод Анастасии Настенчик

- СЛЕДУЮЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ -
Александра Настенчик
Писатель, поэтесса, драматург, переводчик.
( Родилась 28 марта 2007)

Песня Пака

Ты видишь, как тропа бежит
Среди зелёных лип?
Тропа в следах - по ней тогда
Повёл войска Филипп<1>.
Ты слышишь - мельница шумит?
Уже давным-давно,
С дней Книги страшного суда<2>,
Как мелют здесь зерно.
А видишь ты большой овраг,
Где чаща так темна?
Саксонцы поразили здесь
Норманнов племена!
А за холмами, где туман
Густой-густой плывет,
Давным-давно разбил датчан
Альфреда<3> смелый флот!
А видишь ты, как на лугу
Жуют траву стада?
Огромный город там стоял
В минувшие года!
А видел ты от вала след?
Размыт дождями вал -
Сам Цезарь в давние века
Здесь лагерем стоял!
А что за камни между гор,
Что встали, как зигзаг?
То след затерянных племён,
Стоянок старых знак.
Давно исчезли города,
Где лагерь - тишина,
Но только Англия вот так
Была порождена.
Не просто дальняя земля,
Где реки, горы, лес -
Здесь мага Мерлина<4> страна,
Мир сказок и чудес!

Дети разыгрывали перед тремя коровами «Сон в летнюю ночь». Разумеется, не всю пьесу: Папа сделал из великой шекспировской пьесы небольшую, и они репетировали спектакль с родителями до тех пор, пока слова не отскакивали от зубов. Дети ставили именно ту часть пьесы, где ткач Ник Основа выходит из кустов с ослиной головой на плечах и видит спящую королеву эльфов Титанию. Потом перешли к моменту, где Основа просит трёх маленьких фей причесать его и принести ему меду, а кончили на том месте, где он засыпает на руках Титании. Дан играл Пака<5> и ткача Основу, а Уна изображала
Титанию. Для роли Пака Дан надел матерчатую шапочку с острыми ушками, а Ника Основу он представлял в серой шапке с ослиными ушами, которую сделал из бумажного абажура. Уна для своей роли Титании надела венок из водосборов<6> и взяла палочку из цветка наперстянки.
«Сценой» служил большой луг. Луг огибал мельничный ручей, а возле ручья было большое «ведьмино кольцо»<7> из потемневшей травы. Там дети и начали спектакль. Берега ручья поросли ивами, ореховыми кустами и калиной. Какой-то взрослый, видевший это место, сказал:
- Если бы здесь побывал Шекспир, то лучшей декорации для своей пьесы он не нашёл бы!
Детям, конечно, не позволили ставить спектакль в саму ночь Середины лета<8> - им разрешили идти и играть пьесу накануне этого волшебного дня.
С собой дети взяли скромный перекус - вареные вкрутую яйца, немного соли и батское печенье «Оливер»<9>.
Три коровы ходили по лугу, протяжно мыча; звук мельницы на ручье напоминал шлепанье босых ног по воде. Кукушка распевала своё «ку-ку» на столбе ворот, а над ручьём летал зимородок.
Пьеса прошла удачно. Дан помнил свои роли Пака и Основы, а Уна, играя Титанию, не сбилась даже в очень трудном месте:
Кормить инжиром, только поспелей,
Иль ежевикой - что ему милей;
Красть кошелёчки с мёдом у шмелей,
Их лапки рвать для восковых свечей<10>...
Детям так понравилось играть, что они сыграли пьесу три раза!
Но когда они принялись есть яйца и печенье, из-за кустов раздался свист.
Дети удивились - перед ними стоял невысокий, смуглый, плечистый человечек с остроконечными ушками, курносым носом, раскосыми голубыми глазами и широкой улыбкой. Голосом низким, словно мычание недоенной коровы, он сказал те слова, которые говорил, увидев Клина, Рыло и Основу, репетирующих «Пирама и Тисбу»<11>:
Что за мужланы расшумелись тут,
Близ колыбели королевы эльфов?
Ба, репетиция! Ну что ж, я зритель,
А если надо, быть готов актером!
Дети в ужасе ахнули. Таинственный гость, невысокий (примерно Дану по плечо), спокойно вошёл в Кольцо.
- Я сейчас не в голосе, - сказал он. - Но только так надо играть мою роль!
Дети смотрели на него, на его шапочку в виде цветка водосбора, на его босые волосатые ноги.
- Что вы на меня так смотрите? Не ожидали?
- Да мы и не ждали никого! - тихо ответил Дан. - Это наше поле.
- Ва-а-аше? - сказал незнакомец, присев. - Тогда почему же вы сыграли три раза «Сон в летнюю ночь» в день Середины лета, в центре Кольца, да ещё и под одним из моих холмов - Холмом Пака?
Он указал на склон холма Пака - за этим холмом был лес, а за лесом виднелись меловые холмы Саут-Даунс<12> и пролив Ла-Манш.
- Клянусь дубом, ясенем и тёрном<13>! - воскликнул он, смеясь. - Случись это несколько сотен лет назад, то все Люди Холмов высыпали бы сюда. А их раньше было много - как пчёл в июне!
- Мы не знали, что так нельзя! - сказал Дан.
- Нельзя? - человечек так и трясся от хохота. - Даже наоборот! Короли, Рыцари и Мудрецы прошлого отдали бы все свои короны, копья и книги, чтобы узнать, как вы сделали это! Да помогай вам сам Мерлин, у вас и то лучше не получилось! Вы открыли Холмы - открыли Холмы! Такого тысячу лет ещё не было...
- Мы... не... хотели... - сказала Уна.
- Не хотели, но сделали! Жаль, что все люди холмов ушли... а остался только я! Я Пак - старейший из Людей холмов. Если я вам не по нраву, то я уйду.
- Оставайся, ты нам нравишься! - сказала Уна.
- Возьми печенье, - сказал Дан и стал есть яйца.
- Клянусь дубом, ясенем и терном, вы тоже мне нравитесь! Дан, посыпь печенье солью - да побольше соли сыпь! Тогда увидите, каков я! Некоторые из нас не выносят соли, висящих над дверью подков, веток рябины, проточной воды, холодного железа, церковных колоколов<14> и прочая. А я ничего не боюсь! Ибо я - Пак.
Он отряхнулся от крошек.
- Я в волшебников всяких не особо верю, - сказал Дан. - До шести лет ещё верил...
- А я верила... но не очень... пока не выучила «Прощайте, феи»<15>. Ты слышал эту балладу? - спросила Уна.
- Слышал! - сказал Пак и начал:
«Прощайте, фей награды! -
Хозяйки говорят. -
Пусть все у нас как надо,
Но нет у нас наград.
Послушны наши детки,
Всё хорошо идёт,
Но в башмаки монетки
Нам фея не кладёт<16>».
- Ещё там про волшебные кольца написано, - сказал Дан. - Мне от этой строфы всегда грустно становилось.
- Ты имеешь в виду это?
В волшебных кольцах этих
Чудесных фей народ,
Водил, как знают дети,
Ночами хоровод.
Но почему-то в годы
Правленья Рыжей Бесс<17>
Волшебные народы
Ушли, покинув лес.
Давно я эти стихи не слышал! А все именно так. Феи, эльфы, гномы, келпи<18>, брауни<19>, хранители кладов, ночные всадники, пикси, русалки, великаны и все остальные ушли из Старой Англии. А я пришёл в Англию вместе с дубом, ясенем и тёрном, и если исчезнут дуб, ясень и тёрн, то уйду и я!
- Ты что, очень старый? - спросила удивленная Уна.
- Не старый. Я просто долгожитель. Мне выставляли блюдечко сливок<20>, когда Стоунхендж ещё только начинали строить!
- Мы будем ставить блюдечко с кашей для тебя на чердаке! - воскликнула Уна. - В детской бы заметили!
- У тебя золотое сердце, девочка, - сказал Пак. - Ты точно будешь хорошей хозяйкой.
Он лёг на траву, а дети рядом с ним. Дан и Уна боялись Пака не больше, чем своего старого товарища - пасечника Хобдена. Пак не докучал им взрослыми вопросами, не смеялся над шапкой в виде ослиной головы, а говорил с ними на равных.
- У вас есть нож? - спросил Пак.
Дан протянул Паку садовый нож.
- Это для колдовства? - спросила Уна.
- Можно и так сказать! - улыбнулся Пак, вырезав два квадратных куска дёрна. - Я не могу впустить вас в холмы, ведь Люди холмов ушли. Но если вы согласны вступить во владение Старой Англией, то вы увидите нечто из ряда вон выходящее!
- Что значит - вступить во владение? - насторожился Дан.
- Это старый обычай. Когда продавали участок земли, то продающий должен был вырезать кусок дёрна и дать покупателю - и земля считалась проданной только тогда, когда покупатель брал кусок дёрна.
Пак протянул детям вырезанный дёрн.
- Но этот луг принадлежит нам! - сказал Дан. - Ты что, собираешься у нас его забрать?
- Не собираюсь. Он и так ваш, но, вступив во владение Старой Англией, вы узнаете то, о чем даже не представляли! Берите.
Дети взяли куски дерна.
- Теперь вы вступаете во владение всею Старой Англией! - продолжил Пак нараспев. - По праву дуба, ясеня и терна вы можете видеть все, что я вам покажу! Вы увидите то, что вы увидите и услышите то, что услышите, даже если это случилось три тысячи лет назад!
Дети закрыли глаза. Открыв глаза, они... ничего не увидели.
- А я думала, - буркнула Уна, - что случится чудо. Ну, дракон появится... ты же волшебник. Ты можешь сотворить чудо! Но почему ты всегда говоришь «Люди холмов», но ни разу не сказал «волшебники». Тебе не нравится это слово?
- А понравилось бы вам, если бы вас называли «смертными», или «человечьим отродьем»? Ну, или «детьми Адама и Евы»?
- Нет! - сказал Дан. - Так только джинны и ифриты<21> в «1001 ночи» говорят.
- Вот и мне не нравится. Волшебники - они, по-вашему, кто? Бородатые старики в синих колпаках, расшитых звёздами, и с посохом, похожим на трость учителя, которые дарят подарки послушным детям и ничего не дарят плохим?
- Мы их не любим! - ответили дети.
- А почему, - сказала Уна, - Люди холмов ушли?
- По разным причинам. Но ушли они не одновременно. Среди них были и боги, завезённые иностранцами - такие не вынесли нашего климата. Их сначала завезли к нам финикийцы, которые покупали у нас олово. Потом приезжали юты, фризы, галлы, датчане - все со своими богами. Англия - неподходящее место для богов. Мне многого не надо - мисочка каши, блюдце молока да повод для веселья. А все эти… боги хотели, чтобы у них были храмы, алтари, жрецы и жертвоприношения.
- Нам мисс Блейк рассказывала, - добавил Дан, - что богам в жертву приносили людей и сжигали их в клетках в форме человека.
- Чего им только не приносили в жертву! И людей, и коров, и лошадей, и вязкое сладкое пиво «метеглин». Этих Древних (то есть завезённых богов) я не люблю. Слишком они важничали. Люди приноситься в жертву не любили, да и лошадей своих жертвовать не хотели! Обиделись Древние, стали по ночам ходить и завывать… крестьяне пугались и приносили им в жертву курицу или немного масла. Только один Древний кормился своим трудом. Его звали Вёлунд<23> - он служил кузнецом у каких-то скандинавских богов и ковал для них оружие. Говорят, что он был дальним родственником самого Тора!
- Тора из скандинавских мифов? - спросила Уна.
- Да, этого Тора. В трудные времена он не крал и не просил жертв, а РАБОТАЛ!
- Расскажи про него! - попросил Дан. - Я люблю истории о старине.
Пак начал:
- Я встретил Вёлунда в ноябрьский день в долине Певнсей - это там, за холмом. Там тогда были сплошные болота. Высадились в тех краях пираты - возможно, это были викинги. Они сожгли какую-то деревню и привезли с собой идол Вёлунда. Был лютый холод, с палубы и вёсел пиратского корабля свисали сосульки, а губы идола Вёлунда заиндевели. Увидел меня Вёлунд и рассказал на своём языке, что скоро он будет править Англией, и жертвенные костры в его честь будут дымиться от Линкольншира до острова Уайт! И я сказал возгордившемуся богу, что придёт время и ему придётся в поте лица зарабатывать на хлеб у дороги.
- А Вёлунд разозлился? - спросила Уна.
- Ещё бы! Он зло сверкал глазами и ругал меня! Но вот пираты завоевали Англию, и жертвенные костры в честь Вёлунда задымились повсюду. Но человеческих жертв он не любил - он любил, когда ему жертвуют лошадей. Я, кстати, видел одно такое жертвоприношение в Андовере<24>. В храме, в центре алтаря, стоял идол Вёлунда, а вокруг стояли жрецы и участники обряда. Жрец схватил человека, стал разрезать ритуальным ножом воздух над его шеей, а человек упал наземь, притворяясь мертвым. И все закричали «Жертва Вёлунду!»
- Он по-настоящему умер? - задала очередной вопрос Уна.
- Нет. Все было понарошку, как на кукольном чаепитии. Затем жрец привёл коня и вырезал из его гривы несколько волос. Потом он сжёг волоски и закричал: «Жертву!» Считалось, что человек и лошадь убиты. Я видел сквозь завесу дыма лицо Вёлунда и рассмеялся. Он был рассержен - ещё бы, ему даже жертвы ненастоящие приносят. Я решил пока ничего не говорить Вёлунду, ведь так было бы нечестно. Через несколько столетий я снова явился в Андовер. Ни Вёлунда, ни храма его не было. Теперь там была церковь. Никто из Людей холмов не мог объяснить, где Вёлунд, и я предполагал, что он навсегда ушел из Англии.
Пак несколько минут молчал.
- Потом я снова повстречал Вёлунда - за пару лет до прихода Вильгельма Завоевателя. И тогда я услышал, как старый Хобден говорит о Броде Вёлунда.
- Наш Хобден не такой старый! - сказал Дан. - Ему всего семьдесят два года и он наш близкий друг!
- Я говорю о дальнем предке вашего Хобдена. Он был угольщиком и звали его Хоб из Дена. Хоб из Дена возил уголь в местную кузницу. Услышав о Вёлунде, я сразу навострил уши и пошёл за то болото (Пак указал рукой, куда).
- Да там же мост Виллингфорд! - воскликнула Уна. - Мы там часто гуляли!
- Тогда то место, где мост построен, звали Вёлундовым Бродом. Вёлунда я там не повстречал, зато повстречал толстого старого крестьянина, ехавшего верхом. Его лошадь потеряла подкову, и, подъехав к Броду, крестьянин привязал лошадь к старому дереву и подошёл к кузнице. Из кузницы вышел старый, согбенный, но ещё крепкий кузнец. Подковал он лошадь. Сказал мне кузнец: «Вот прав ты был, Пак! Наказан я за свою заносчивость. Раньше бы я такую тощую лошаденку и не принял бы - а теперь ее подковываю. Даже зовут меня не Вёлундом, а Вейландом<25>-кузнецом!» «А в Вальхаллу<26> воротиться не хочешь?» - спросил я его. «Вряд ли вернусь я туда, - отвечает Вёлунд. - Я тогда не был добрым да кротким. И только если кто-то искренне мне добра пожелает, обрету я свободу. Но местные жители подобны глине в этих местах: такие же скользкие да холодные». Крестьянин увидел, что лошадь подкована, но Вёлунда даже не поблагодарил и собрался уезжать. А я сделался невидимым и устроил так, чтобы не смог крестьянин уехать, да пугал его. А мимо шёл молодой послушник по имени Хью. Послушник, ребята - это такой человек, что при монастыре живет и в монахи готовится. Услыхал Хью, как крестьянин кричит, да спросил его, чего он пугается. Крестьянин наплёл всяких выдумок про лесных духов, что ему съехать с места мешают, и почему-то сказал, что до этого он дал кузнецу Вейланду подковать свою лошадёнку, да не отблагодарил: мол, чего его благодарить, язычника этого! «Язычник он или нет, - говорит Хью, - а благодарным все равно надо быть». «Так что же это, по-твоему, получается, - кричит крестьянин, - если тебе сам Сатана поможет, то и его благодарить? Ещё монах называется».
«Ступай и благодари кузнеца!»
Я все это слышал и решил сдвинуть с места лошадь крестьянина. Поехал крестьянин к Вёлунду да поблагодарил его. А Вёлунд, который все это видел, дал Хью меч, произнёс над ним заклинания и сказал: «Это лучший меч, что я когда-то делал! Даже его владелец никогда не узнает, как хорош этот меч». А Хью пошёл с мечом в монастырь. Он все рассказал аббату - и про крестьянина, и про Вейланда-кузнеца, и про меч. Аббат сказал, что и без всяких языческих богов ясно, что монаха из Хью не получится. Ушёл аббат, а Хью так и остался разглядывать меч…
Вёлунд подошёл ко мне и сказал: «Счастливо оставаться, Пак! Ты видел, как я пришёл в Англию, увидишь ты и то, как я из неё уйду!» И ушёл. Только его и видели!
- А что дальше стало с мечом и с послушником Хью? - полюбопытствовали дети.
- Вам и вправду хочется знать?
- Да!
- Но уже темнеет и вам пора идти домой. Возьмите эти листья и надкусите их.
Пак дал детям шесть листков - два дубовых, два ясеневых и два терновых.
- Если вы их надкусите, то не сможете проболтаться о том, что видели. Знаю я взрослых - расскажешь им, что видел эльфа, они сразу побегут за доктором.
Дети откусили…
Пак исчез, а дети обнаружили, что уже стоят у дверей дома.
- Как прошло представление? - спросил папа, выйдя из дома.
- Отлично, папа, - сказал Дан. - Только… мы задремали от жары… Уна подтвердит.
Но Уна промолчала.
- А почему, доченька, ты жуёшь какие-то листья?
- Это было для чего-то нужно, но я не помню… - ответила Уна.
И дети не могли вспомнить, но вот…

Песня о трёх деревьях

Английский край,
Ты это знай,
На деревА не скуп,
Но всех пышней
И всех милей
Нам Ясень, Тёрн и Дуб.
Ты всем деревьям славу пой
(День летний так прекрасен!),
И будем славить мы с тобой
И тёрн, и дуб, и ясень.
Дуб - он видал,
Как Артур<27> был мал
И как обрёл он корону,
Ясень был млад
И солнышку рад,
А Брут уже был вне закона.
А Тёрн следил,
Как народ возводил
Новую Трою<28> проворно,
О прошлом узнать
Сумеете вы
От Ясеня, Дуба и Тёрна!
Из тиса лук
И прочен, и туг -
То сам Робин Гуд знает лично<29>!
Из коры ольхи
Башмаки неплохи,
Кубок выйдет из бука отличный,
Но вино ты допьёшь,
Башмаки ты сотрешь…
Хоть из лука стрелял ты упорно -
Но домой после битвы
Все равно ты придешь
К Дубу, Ясеню, Тёрну.
Людскому роду
Вяз не друг -
Ведь в каждый жаркий день
Бросает вяз
Огромный сук
На тех, кто лёг в его тень.
Но, коль шёл ты с утра,
Когда всюду жара,
Долгой-долгой тропинкою торной -
То приляг в жаркий день
Поскорее в сень
Ясеня, Дуба иль Терна.
Ты всем деревьям славу пой
(День летний так прекрасен!),
И будем славить мы с тобой
И тёрн, и дуб, и ясень.

<1>Король Филипп IV правил Испанией во времена Англо-испанской войны (1654–1660).
<2>Свод материалов первой поземельной переписи в Англии.
<3>Альфред Великий.
<4>Маг из легенд артуровского цикла, советник короля Артура.
<5>Пак, или добрый малый Робин - проказливый и добрый лесной или домашний дух, герой пьесы «Сон в летнюю ночь».
<6>Водосбор англичане считали цветком эльфов.
<7>Ведьмино кольцо - круг диаметром 10-15 сантиметров, состоящий из грибов.
<8>Праздником Середины лета англичане называют славянский праздник Ивана Купалы (24 июня).
<9>Твёрдое сухое печенье из муки, масла, дрожжей и молока.
<10>Отрывки из пьесы «Сон в летнюю ночь» даются в переводе М.Лозинского.
<11>Греческая легенда о любви Пирама и Тисбы очень похожа на шекспировскую историю Ромео и Джульетты.
<12>Саут-Даунс - возвышенность, одна из четырёх областей отложений мела в Южной Англии.
<13>Дуб, ясень и тёрн были священными деревьями кельтов.
<14>В английской традиции все вышеперечисленное считалось оберегами от нечисти.
<15>Стихотворение английского поэта Ричарда Корбета.
<16>Имеется в виду, что послушных детей феи вознаграждают.
<17>Королеву Елизавету I за рыжие волосы называли Рыжая Бесс.
<18>Водный дух в обличье лошади, персонаж фольклора Шотландии.
<19>Английский домовой.
<20>У англичан принято угощать брауни сливками - блюдечко со сливками для брауни выставляли рядом с печью.
<21>Ифриты - злые и грозные великаны в арабских сказках.
<22>Сирона, или Белисама - галльская богиня источников.
<23>Велунд - скандинавский бог-кузнец, персонаж «Песни о Вёлунде».
<24>Город на юго-востоке Англии.
<25>То есть Придорожным.
<26>Вальхалла - царство богов-асов в скандинавских мифах.
<27>Тот самый король Артур из английских сказаний.
<28>Т. е. Лондон.
<29>Лук знаменитого Робин Гуда был сделан как раз из тиса.

Предыдущие публикации автора:
2017
"Золушка"
2018
"Щелкунчик"
Перевод песни из мультика «Brave»
«Шамус и птицы»
Сказка-аллегория «Страна Вредилия»
«Сказка»
Сказка-аллегория «Башмачки»
Колыбельная короля
Пьеса для детей «Белая цапля»
«Королевнины сны»
Сказки о принцессах
2019
«Проданный смех»
Аудиосказка «Золушка»
«Театр Веселья»
«В подземной стране»
«Да здравствует Иржик!»
«Кот в сапогах и королевская кошечка»
Перевод с английского «Маша и три медведя»
Либретто для мюзикла «Тень»
2020
Электроник - мальчик из чемодана
"Золушка, или Сказка из бабушкиного сундучка"
"Спящая красавица, или Волшебный театр"
"Книга нонсенса №1 / Лимерик"
Сказки болгарских писателей
2021
Музыкальная сказка «Алладин»
"На верхушке дерева"

Работа принадлежит автору.
Убедительная просьба - помнить об авторских правах и относиться к ним с уважением.
Использование произведений без согласия автора и его законных представителей - запрещено!

Комментариев нет
Для того, чтобы оставить отзыв, Вам необходимо пройти регистрацию, либо войти в свой профиль.
Нет аватара
Пользователь

Авторизируйтесь