Я ВЛ ВЛ Я СМ СМ Мы рады Вам!
Главная Блог Cледующее поколение

Большое мифологическое путешествие

читать мифы

- СЛЕДУЮЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ -
Александра Настенчик
Писатель, поэтесса, драматург, переводчик.
( Родилась 28 марта 2007)

Большое мифологическое путешествие
Кельтские мифы
Мифический цикл
Сказание о племенах Дану

Вступление

Хорошо же было в это лето! Солнце сияло ярко, золотя воду реки. Две девочки - обе четырнадцатилетние, невысокие, стройные - сидели на берегу, окунув босые ноги в холодную воду. Одна из них, веснушчатая шатенка с каре-зелёными глазами, казалась старше своих лет - так задумчиво было ее лицо. Эта шатенка - я, Саша. Другая, худенькая светловолосая девочка, была полной противоположностью шатенки - смелые быстрые глаза белокурой девочки были веселы и радостны.
-- Сашка! - задорно произнесла блондинка. - Опять замечталась? Тоже мне, Белль нашлась…
-- Марфа, - буркнула я, - дай хоть минутку спокойно посидеть!
Марфа не слушала меня и залезла на склонившуюся над рекой иву, как заправский Тарзан или Маугли. Я же, утомленная пекущим солнцем, задремала. Тут меня кто-то тронул за плечо. Я открыла глаза и увидела… нет, не Марфу! Двух мужчин. Один из них был златокудрый, статный, с красивым добрым лицом и копьем в руке. Второй, напротив, глядел сурово и решительно - одна рука у него была серебряная, но гнулась, как настоящая. Во второй руке он держал меч.
-- Вы кто? - испуганно спросила я.
-- Моё имя - Луг (Светлый) Ламфхада (Длиннорукий). Ещё меня называют Самилданах (Опытный во всех искусствах), - ответил златокудрый человек. - Я бог света и поэзии. Во мне течёт кровь туАтов и фоморов. Первые меня уважают, вторые презирают.
-- Моё же имя - Нуада (Собиратель облаков) Аргетлам (Серебряная Рука), - сказал человек с мечом и серебряным протезом. - Я - бог войны, верховный король туатов.
-- Кого? - спросила я.
-- Ту-а-тов. Племён богини Дану.
-- Племена богини Дану я знаю. Читала я такую легенду. А как это - верховный король? Он же и так главный!
-- Спроси АнастЕйшу Мак-ВлАдимир из клана О’БЕляш.
-- Анастейша? Мою няню так зовут… ну, бывшую няню. Настя… Анастасия…
Но Луг и Нуада уже исчезли…
Марфа спустилась с дерева и ущипнула меня, чтобы я проснулась.
-- Марфуша, - сказала я, - а хочешь я поведаю тебе свой сон?
-- Твой сон? - улыбнулась Марфа. - Если он интересный, то да.
И я рассказала Марфе о встрече с Лугом и Нуадой.
-- Я не думала, что встречу этих богов - персонажей ирландской легенды - в реальности.
-- Что за легенда?
И я рассказала…

Племена Дану

Никто точно не знает, как пришли в Ирландию Туата-Де-Данан - народ богини Дану - или, как они звали себя, туаты. Сначала жили они в четырёх славных городах, где постигали друидические знания (Друид - кельтский жрец. Кельты-язычники очень уважали друидов и считали, что у них есть волшебные способности - например, способность общаться с деревьями) - Фалиасе, Гориасе, Муриасе и Финдиасе.
Четыре волшебных предмета было у племён богини Дану.
Во-первых, камень Фаль. Вскрикивал он под каждым человеком, достойным править Эрин (Эрин - самоназвание Ирландии).
Во-вторых, копье бога света и поэзии Луга. Это копьё давало своему владельцу победу в любом бою.
В-третьих, меч бога войны - гордого и смелого Нуады. Никто не мог уклониться от удара этого меча.
А в-четвёртых, котёл добродушного и щедрого бога изобилия Дагды. Всех голодных в Эрин мог накормить этот чудесный котёл.
Когда туаты прибыли в Ирландию, то им так понравился этот остров, на котором зеленеет изумрудная трава, что Туата-де-Данан даже сожгли корабли, на которых приплыли в Эрин. Но в Ирландии тогда жило другое племя - Фир-Болг (Люди мешков). Фир-Болг, разумеется, не хотели, чтобы на их землях жили какие-то туаты. И началась у них битва за территорию. Один фирболгский воин отрубил руку гордому богу войны Нуаде. Тут подоспели два бога - Гойбниу, бог кузнечного ремесла, и Дианкехт, бог исцеления. Гойбниу сделал Нуаде новую руку - серебряную, а Дианкехт поставил ее на место отрубленной руки и сказал:
- Как никто не сможет отломить серебряную руку Нуаде, так никто не сможет сломить волю ирландцев!
Так и стало, как Дианкехт сказал. Ирландцы - они народ свободолюбивый и гордый. Никакие захватчики и угнетатели не могли пригнуть из к земле. И всё бы ничего, только по законам туатов верховный король не должен был иметь никаких увечий - ведь каково здоровье правителя, таково и благополучие подданных! А Нуаду, как назло, как раз верховным королем сделать собирались…
Мало было туатам потери вполне достойного правителям - так ещё и новая беда нагрянула, откуда не ждали. Фоморы… злые, одноглазые, однорукие и одноногие. Это уж беда почище, чем Фир-Болг! Но фоморы - это не беда, а только полбеды: предводитель фоморов, Балор, такой был злой да ужасный, что хуже и не выдумаешь. Один глаз, обычный, у него на груди. Второй, колдовской - на затылке. На кого он колдовским глазом поглядит, тот умирает. Был у Балора сын - звали его Брес. Характером он весь в батюшку - злющий, жадный, даже еще злее и жаднее, чем Балор. Давно злой Брес мечтал стать верховным королем Туата-де-Данан. И говорит Брес туатам:
- Сделайте вы меня верховным королем! Раз Нуада ваш увечный, то я королевствовать буду вместо него!
Согласились туаты…

-- А почему они согласились на предложение Бреса? - спросила Марфа.
-- Им казалось, что так они с фоморами мир установят! Слушай дальше…

Стал Брес верховным королем. И, надо сказать, правил он несправедливо. Причём «несправедливо» - это ещё мягко сказано! Так он угнетал туатов, что те устроили восстание… но мятеж подавили. Однажды в ворота замка, или, как бы сейчас сказали, резиденции верховного короля Туата-де-Данан кто-то постучался. Стражник посмотрел на стучащегося:
-- Было велено пускать только тех, кто владеет каким-нибудь искусством или ремеслом!
Гость говорит:
-- Я кузнец.
-- У нас что, своих кузнецов нет? Чем Гойбниу плох?
-- Я и на арфе играть умею!
-- Арфисты у нас имеются.
-- Я сказитель! И друидической мудростью владею…
-- Друидов да сказителей у нас полно!
-- И целительским искусством я владею!
-- Дианкехт - целитель не хуже тебя!
-- А есть ли среди вас тот, кто бы всеми этими искусствами владел?
-- Таких нет. А как тебя зовут?
-- Луг!
Рассказал стражник Бресу, что пришёл Самилданах - человек, искусный во всех ремёслах. Как только новоявленный «верховный король» убедился, что Самилданахом гостя не зря прозвали, то предложил ему посостязаться в поэтическом искусстве (а поэтов в Эрин все почитали - даже фоморы!). Но Луг вместо того, чтобы восхвалять якобы «справедливое» правление Бреса, сложил насмешливую песню:
Без пищи, что явится быстро на блюде,
Без молока коровы, в утробе которой теленок,
Без жилья человечьего в темени ночи.
Без платы за песни поэтов пребудет пусть Брес.
Hет отныне силы у Бреса.
Связали стражники Луга, потащили в тюрьму. И вечно бы сидеть Лугу в тюрьме, но вернулся бывший король Туата-де-Данан - гордый Нуада. Стал Нуада собирать туатов на борьбу с фоморами. Спрашивает он:
-- Какой вклад вы можете сделать в борьбу с фоморами?
Дагда обещал, что будет кормит войско туатов кашей из своего котла. Дианкехт пообещал, что будет лечить раненых туатов, а убитых оживлять. Гойбниу обещал, что сделает щиты и мечи для туатов. Мананнан МакЛир (это так кельтского бога морей звали) сказал, что заставит все реки разлиться, чтобы фоморы не могли перейти ни одну реку. Все добрые боги стали бороться против фоморов. А Нуада знал Луга лично - да и как не знать, ведь Луг и сам принадлежал к числу Туата-де-Данан. Выкрал он у тюремщика ключ от подземелья, где был заключён Луг, и сказал:
-- Ты со злыми фоморами хочешь бороться?
Луг согласился…
Ну и битва была!.. Во главе фоморского войска - Балор собственной персоной. Когда нужно кого-то из туатов убить, то он только спиной к войскам туатов поворачивается. Во главе туатов поставили Нуаду. Долгой была битва - про неё можно час рассказывать! И неожиданно Лугу пришёл в голову план - велел он Нуаде на время уступить ему место главнокомандующего. Встал Луг впереди вОйска туатов и завязал
глаза. С завязанными глазами он видел не хуже, чем с незавязанными.

-- А зачем Луг глаза завязал?
-- Чтобы не погибнуть от смертоносного взгляда Балора! Слушай дальше… а вопросы только по делу задавай!

Взял Луг пращу (это такая большая рогатка), зарядил камнем и как выстрелит в глаз Балору! Смертоносный глаз злодея Балора переместился ему на лоб. Нет, он лицом к туатам не повернулся, а продолжил стоять к фоморам передом, к туатам задом…
И что бы вы думали? Посмотрел на фоморов - и всё! Были фоморы - и нет фоморов! Правда, кое-кто из фоморов успел унести ноги. А Балору туаты велели убираться куда подальше. Брес это увидел и ушёл прочь.

-- Кого же выбрали новым королем?
-- Луга! Король не только гордым и воинственным должен быть, но и сообразительным, как Луг. Всё, Марфа. Идём домой.
Мы взялись за руки и пошли домой. Настя, мать Марфы, уходила на хороводы. Когда она уже повернулась к дверям, я спросила:
-- Настя, как это - верховный король? Он же и так главный!
-- Раньше, - объяснила Настя, - бывало так, что страна делилась на несколько маленьких королевств, а главнее, чем короли всех этих провинций, был верховный король! Ну, я иду!

Сказание о рождении Луга

Вступление

Следующий день был дождливый. По крыше стучал сильный дождь и нам казалось, что дождь будет идти ещё несколько дней!
-- Ну вот, весь день этот противный дождь, - ныла Марфа. - Я целый час кричала: дождик, дождик, перестань! И никакого результата!
-- Когда дождь идёт, это богиня-мать Дану плачет, - сказала я.
-- А кто ее обидел?
-- Я. Вчера жуткая жарища была, я ныла и требовала дождя. Дану расстроилась, что я капризничаю, и заплакала. Вот дождь и пошёл. Надо нам Дану развеселить какой-нибудь ирландской сказочкой… ну, или легендой… про Луга, например… помнишь, кто такой Луг?
-- Бог света!
-- А знаешь, что в его жилах текла кровь фоморов?
-- Нет!
-- Я тебе расскажу эту легенду.

Рождение Луга

У Балора, жестокого предводителя фоморов, был не только злой сын Брес, но и дочка Этниу.

-- Тоже злая и одноглазая?
-- Как раз наоборот! Добрая, красивая, но очень печальная. Отец держал ее в башне и не выпускал. Балору было предсказано, что его погубит собственный внук!
-- Как в мифе о Персее!
-- В точку! Из-за этого предсказания Балор держал свою дочь в четырёх стенах, запрещал ей видеться с мужчинами, да ещё и служанок к ней приставил! Бедная Этниу не видела ни синего неба, ни золотого солнца, ни зелёной травы - окна в башне всегда были закрыты. А среди туатов был молодой человек, которого звали Киан Мак-Дианкехт. «Мак» - эта приставка означает «сын». Как в шотландских фамилиях - МакЛауд значит «сын Лауда», МакГрегор, соответственно, «сын Грегора». То есть Киан был сыном бога целительства Дианкехта, Киан Дианкехтович. Когда-то Балор похитил у Дианкехта корову Гавиду, которую он очень ценил.
-- Кто? Дианкехт?
-- Ну не Балор же! И решил Киан Мак-Дианкехт отомстить Балору. «Ты у нас корову украл, я у тебя дочку украду», - сказал Киан себе.
-- Подумаешь, корова какая-то! Нашёл из-за чего горевать…
-- Так для бедных ирландских крестьян того времени корова - это всё! И мясо, и молоко. Пошёл, значит, Киан Мак-Дианкехт на скалистый мыс, где стояла башня, в которой проживала Этниу. Надел плащ, да такой длинный, что мужской одежды из-под него не видать, на все пуговицы застегнул - а то, не дай Дану, увидят, что он в мужском наряде, в двери башни забарабанил и говорит тоненьким голоском: «Открой мне, о Этниу! Я новая служанка, которую твой разлюбезный батюшка приставил к тебе! Выйди мне навстречу!» Вышла Этниу, а «служанка» плащ расстегнула, за руку Этниу схватила и сбежала с ней! Ты же помнишь, кто там служанкой притворился?
-- Киан!
-- Молодец, внимательно слушала! Сбежали Киан и Этниу на остров, что Мэном называется и находится между Англией и Ирландией. Нет, этот остров не в озере, а в море. Ты-то, наверно, не знаешь, что Ирландия и Великобритания - это острова! Вот между этими двумя островами остров Мэн и расположен. Стали они жить на острове Мэн. И родился у них сын. Мальчик рос слабым и болезненным, и никто не мог объясните, почему. Но мудрая богиня-мать Дану сказала:
-- Твой сын, о Этниу, будет и дальше таким слабым, если твой отец не даст ему имени!
Ничего не поделаешь - пришлось Этниу к отцу возвращаться. Скрыв своё имя, она пошла к Балору в дом, а мальчика оставила в саду. Хоть мальчик и был слаб и худ, но зато волосы его были невероятно красивы - они сияли, как золото! И Балор посмотрел на златокудрого внука и его светящиеся волосы и сказал «Луг!» - это значит по-ирландски «сияющий». У мальчика появилось имя и теперь он мог расти нормальным ребёнком - сильным и здоровым. Потом он стал богом, искусным во всех ремёслах Лугом Ламфхада, то есть Лугом Длинноруким! А как он Балора одолел - это мы знаем из предыдущего сказания. Потом, кстати, у Киана и Этниу родились ещё два сына - Дагда и Огма.

Не успела я закончить, солнце вышло на небо.
-- Легенда интересная, - сказала Марфа. - Но кто такой Огма?
-- Бог мудрости, - пояснила я. - В его честь древнекельтскую письменность назвали - огамическое письмо. Я тебе покажу, как выглядела древняя кельтская письменность. Жаль, что тут интернета нет. Но чем же нам заняться? Книгу почитать, что ли? Тут какие-нибудь книги есть, Марфа?
-- Вроде есть. Про Поллианну.
И Марфа принесла книгу. На обложке была изображена босоногая девочка в шляпе и темно-красном платье. На коленях девочки сидела кошка.
-- Я знаю эту книгу! Это история девочки, которая во всем видела хорошую сторону. У меня тоже она есть - но в другом оформлении. Хочешь, я ее тебе почитаю?
И мы стали читать «Поллианну». Когда я уставала читать, то Марфа читала мне. Тут вошла Настя, только что вернувшаяся из магазина.
-- Что-то быстро сегодня погода поменялась, - сказала она, опустив на пол сумку с продуктами и зонт. - Но я даже рада тому, что солнце вышло! Вы что там читаете?
-- Мы «Поллианну» читаем! - сказала я и тут же спрятала книгу.
-- Ну что же, похвально. А что же ты книгу прячешь?
-- Ведь это же ТВОЯ книга. Разве не так? Мы даже разрешения не спросили у тебя!
-- Ты можешь ее читать, Сашенька!
-- Хорошо, Настя! И я буду, как Поллианна, всегда во всем видеть хорошее. Даже в дожде - ведь после дождя ярче светит солнце. И ещё в дождь можно сидеть дома и рассказывать друг другу разные интересные сказки и легенды - ирландские, шотландские, финляндские… да хоть африканские! -- Сказки и на свежем воздухе можно рассказывать, Поллианночка ты моя, - сказала мне Марфа.
-- Намёк понят! Идём на улицу.
И я с Марфой пошла на прогулку к реке.

Сказание о плавании Брана Мак-Фебала

Мы сели под ивой. Я задумчиво смотрела на убегающую вдаль темно-синюю реку. Мне, от рождения поэтичной и мечтательной, казалось, что в этой реке наверняка водятся разные волшебные существа - славянские русалки с отцом-водяным, с которым «никто не водится», греческие ламии, полуженщины-полузмеи, кельтские селки…
-- А водятся ли у вас в реке Селки? - полюбопытствовала я.
-- Кто такие селки? - сказала Марфа.
-- Ирландские русалки. Они очень красиво поют и превращаются в белых тюленей! А кожаная лодка, в которой сидят два человека - неразговорчивый брюнет в плаще и белокурый человек с волосами настолько светлыми, что они подобны седине - тут не проплывала?
-- Прости, Сашка, но селки у нас в Оке нет. И странная лодка по нашей реке не плавала!
-- Я тоже ее не видела… к сожалению. В этой лодке сидит король Корко-Дуйбне Бран Мак-Фебал и валлийский мудрый поэт Талиесин, про которого когда-нибудь я тебе расскажу. А про Брана я хоть сейчас расскажу!
И я начала.

Плавание Брана Мак-Фебала

Правил на юго-западе Ирландии (тогда эти земли именовались Корко-Дуйбне) король, которого звали Бран Мак-Фебал. Раз прогуливался он по берегу моря, а тут вышла из вод неизвестная женщина в белом пушистом плаще и запела:
Есть далекий-далекий остров,
Вкруг которого сверкают кони морей,
Прекрасен бег их по светлым склонам волн.
На четырех ногах стоит остров.
Радость для взоров, обитель славы -
Равнина, где сонм героев предается играм.
Ладья равняется в беге с колесницей
На южной равнине, на Серебристой Поляне.
Стоит остров на ногах из белой бронзы,
Блистающих до конца времен.
Милая страна, во веки веков
Усыпанная множеством цветов.
Есть там древнее дерево в цвету,
На котором птицы поют часы.
Славным созвучием голосов
Возвещают они каждый час.
Сияет прелесть всех красок
На равнинах нежных голосов.
Познана радость средь музыки
На южной, туманной Серебристой Поляне.
Там неведома горесть и неведом обман.
На земле родной, плодоносной,
Нет ни капли горечи, ни капли зла,
Всё - сладкая музыка, нежащая слух.
Без скорби, без печали, без смерти,
Без болезней, без дряхлости -
Вот истинный знак Эмайн.
Не найти ей равного чуда.
Прекрасна Страна Чудесная,
Облик ее любезен сердцу,
Ласков для взора вид ее,
Несравненен ее нежный туман.
Взгляни на Страну Благодатную:
Море бьет волной о берег и мечет
Драконовы камни и кристаллы;
Волоски кристаллов струятся с его гривы.
Богатство, сокровище всех красок
Ты найдешь в Милой Стране, прекрасно-влажной.
Там ты слушаешь сладкую музыку,
Пьешь лучшее из вин.
Золотые колесницы на Равнине Моря
Несутся с приливом к солнцу.
Серебряные колесницы на Равнине Игр
И бронзовые без изъяна.
Желто-золотые кони там, на лужайке,
Иные - красной масти,
Иные еще, с шерстью на спинах
Небесно-голубой масти.
С восходом солнца придет
Прекрасный муж и осветит равнины.
Он едет по прекрасной приморской равнине.
Он волнует море, обращая его в кровь.
Будут плыть мужи по светлому морю
В страну - цель их поездки.
Они пристанут к блистающему камню,
Из которого несется сто песен.
Песнь несется к плывущим,
Несется долгие века, беспечальная.
Звучен напев стоголосых хоров,
Они избыли дряхлость и смерть.
О многовидная морская Эмайн,
И близкая и далекая,
С тысячами женщии в пестрых одеждах,
Окаймленная светлым морем!
Из вечно тихого, влажного воздуха
Капля серебра падают на землю.
Белая скала у морской гряды
Получает свой жар от солнца.
Мчатся мужи по Равнине Игр -
Прекрасная игра, не бессильная.
В цветистой стране, средь красоты ее,
Они избыли дряхлость и смерть.
Слушать музыку ночью,
Гулять в Стране Многоцветной,
В стране цветистой, - о, венец красы! -
Где мерцает белое облако!
Есть трижды пятьдесят островов
Средь океана, от нас на запад.
Больше Ирландии вдвое
Каждый из них или втрое.
Пусть же Бран средь мирской толпы
Услышит мудрость, ему возвещенную.
Предприми плаванье по светлому морю:
Быть может, ты достигнешь Страны Женщин.

-- А кто была эта женщина?
-- Чем угодно готова поклясться, что она была селки. Продолжаю рассказ. Послушал Бран Мак-Фебал песни селки и решил отправиться в морское путешествие. Но подданные и придворные его отговаривали…
-- Почему?
-- Ирландское море переменчиво - никогда не знаешь, что ждать от него: то оно становится бурным и грозным, то тихим и прозрачным. Хоть и отговаривали советники Брана, он все равно сел на карру (то есть кожаную лодку) и уплыл.
-- Как это: лодка - и вдруг кожаная?
-- У неё обшивка из кожи, а так карра сделана из дерева. С собой Бран взял поэта Талиесина и своего старого друга и советника Нехтана Мак-Кольбрана. Старого - не в смысле «пожилого», а в смысле «давно и хорошо знакомого». Но многие люди Эрин, так же как и Бран, жаждали приключений и отправились с ним. Трижды девять мужчин отправились в плавание с Браном и во главе каждой девятки тех мужей был один молочный брат или сверстник Брана. Молочный брат - это сын кормилицы. Два дня и две ночи плыл Бран со своими попутчиками и увидел он, как в колеснице из раковин, запряженной несколькими келпи (водными лошадками, на которых лучше не кататься), едет морской бог Мананнан. И сказал Мананнан Брану:
-- Много странствий ждёт тебя, о Бран Мак-Фебал, но домой ты не сможешь вернуться…
Сказал так Мананнан и исчез! Плывёт Бран дальше и доплыл до острова, на котором все люди постоянно смеялись. Это был остров веселья. Один из спутников Брана сошёл с карры, захотел спросить, над чем жители острова смеются, да не смог - сам расхохотался. От смеха он даже говорить не мог - даже Брану крикнуть, чтобы он его на корабль взял, и то не мог!
Плыл Бран с оставшимися пассажирами дальше и дальше по морю. Приплыл он на остров, где жили одни только женщины! И такие они красивые были, что в двух словах не расскажешь об их красоте… Говорят женщины Брану и его спутникам:
-- Оставайтесь на нашем острове, о путники! У нас хорошо - вы будете веселиться, пировать, танцевать…
И так настойчиво просили женщины с волшебного острова, что Бран и его попутчики согласились остаться. Целый год провёл Бран на чудном острове в вечных увеселениях и пирах. Вечно веселиться и пировать - это, конечно, звучит заманчиво, но постоянные увеселения и праздники могут и надоесть. Брану, Талиесину и Нехтану тоже они надоели. И поэтому они сели в свою карру и поплыли домой - в Корко-Дуйбне. Марфа, помнишь, сколько времени провели Бран и его спутники на чудесном острове?
-- Год.
-- Но им только показалось, что прошёл год. Время на волшебных островах течёт быстрее, чем у нас. В реальном мире проходит несколько лет, а на чудесных островах - всего год! Так что когда вернулся Бран, мало кто его узнал. Только сказали люди, когда Бран назвал им своё имя:
-- Был у нас король с таким именем, да сплыл. Причём в буквальном смысле сплыл.
Сошёл тогда Нехтан Мак-Кольбран на берег, захотел убедить ирландцев, что их прежний король вернулся… да не смог. Рассыпался он в прах, как только на берег сошёл. Тогда Талиесин занял место Нехтана на вёслах и вместе с Браном поплыл дальше. Плыли они… плыли… долго плыли Бран и Талиесин. И нет конца их плаванию. Многие мореходы рассказывали о своей встрече с удивительной лодкой, в которой сидят два человека. Один, черноволосый (Бран), чаще молчит, а второй, светловолосый и худой (Талиесин), часто разговаривает с моряками и иногда предупреждает их об опасностях. Те, кто выжил после гибели «Титаника», рассказывал о том, что мимо их корабля плыла странная лодка - с неё кричали: «Вас погубят опасные ледяные горы, что приплывут с севера». Во всех пяти океанах была эта лодка. Если вам посчастливится увидеть ее, поговорите с ее пассажирами - вы узнаете много интересного. Только у одного берега никогда она не остановится - у юго-западного берега Ирландии.

Марфа, дослушав рассказ, заплакала.
-- Да что ты плачешь? Бран не умер! - утешала я Марфу.
-- Я плачу, потому что я эту лодку не уви-и-ижу, - вопила Марфа.
Крупные слёзы Марфы падали в реку и ударялись об воду - ровно семь слезинок упали в воду. Я знала, что если в водоём уронить семь слезинок, то можно призвать селки. Тут неизвестно откуда раздалось пение. Голос был странно знаком нам - низкий, грудной, приятный…
-- Пришла селки! - прошептала я.
Из-за деревьев появилась знакомая женщина. Полная фигура. Тяжёлая русая коса. Строгие, даже суровые, голубые глаза. Настя… увидев меня, она даже прекратила петь.
-- Что ты на меня смотришь так, будто я не человек, а какое-то чудовище? - сказала Настя.
-- Я думала, что это селки…
-- И лодку… я так и не увижу! - взвыла Марфа.
-- Какая селки? Какая лодка? - рассмеялась Настя.
Мы все ей объяснили - и про семь слезинок, и про короля Брана, и про пение селки.
-- Эх вы… начитаетесь сказок - так и обычную женщину за русалку примете!
-- Ну, сказительница Александра из клана МакНастечик, - сострила Марфа, - пойдём! Мама суп сварила! А то духовной пищи (то есть сказок да легенд твоих) я уже на дух не переношу. Завтра новую легенду расскажешь. И запомни - теперь только одна легенда в день!
Мы пошли домой.

Уладский цикл

Сказание о недуге уладов

Вступление

-- Нет, этого я не выдержу больше! - сказала Марфа, сердито посмотрев на меня.
-- Чего? - спросила я.
-- Коронавируса, фомор его побери! Даже в магазин сходить без маски и перчаток нельзя…
-- Успокойся, Марфа. Он кончится когда-нибудь. И ковид - это ещё не так ужасно, как недуг уладов.
-- Кто такие улады?
-- Жители Ульстера (древнего королевства на севере нынешней Ирландии). Я тебе про него расскажу.

Недуг уладов

В Ульстере жил некогда знатный человек по имени Крунху. Все у него было - только жены не было. Поэтому и грустил Крунху. Однажды, дождливой осенней ночью, к нему в дом кто-то постучался. Открыл Крунху, а за дверью красивая девушка стоит. Стройная, высокая, красивая и вся мокрая. Просит она:
-- Погрей меня у камина, добрый человек.
Крунху добрый был, пожалел он промокшую девушку. Усадил у камина, накрыл одеялом… Девушка сказала:
-- Я благодарна тебе, о добрый человек! Выйду я за тебя замуж.
И вышла.
Прошло несколько лет…
Устроили как-то в Ульстере большой праздник. Все улады на него собрались, да и Крунху тоже захотел туда пойти. Жена его отговаривает:
-- Нет, не иди… боюсь я, что ты на празднике про меня расскажешь!
-- Не бойся, - утешает ее Крунху. - Я ни словечка про тебя не скажу.
И пошёл на праздник.

-- Как хоть развлекались на этом празднике? - перебила Марфа.
-- Там проводились разные состязания - бега на колесницах, например. Так вот… сидит, значит, Крунху, наблюдает за бегами на колесницах и сказал распорядителю состязаний - как бы невзначай: «Моя жена Маха (так звали ту девушку) бегает так быстро, что даже колесницу Конхобара, короля уладов, обгонит!»

-- Вот глупый! Ему же жена говорила - про меня ни слова!
-- В сказках, Марфушенька-душенька, почему-то так всегда. Герою говорят: братца одного не оставляй, золотую клетку не трогай, из лужицы не пей… а он все делает с точностью до наоборот! Распорядитель состязаний сходил в дом Крунху и привёл оттуда на состязания Маху. А она-то, как назло, должна была вскорости родить. Просит Маха: «Добрый человек, можно мне на следующие состязания прийти? Я ведь ребёнка жду!» «Никакой отсрочки не будет! - топнул ногой распорядитель. - Беги!»
Побежала Маха… но тут упала и разрешилась от бремени двойнею. То есть близнецов родила. Новорожденные близнецы издали страшный крик, и от этого крика все улады упали на землю и стали слабыми, как младенцы. Тогда взлетела Маха в воздух и сказала:
-- Отныне, как нападут на уладов враги, мужи уладские будут испытывать муки, подобные родовым, на протяжении пяти дней и четырёх ночей - и так девять поколений!
Так и стало, как Маха сказала. Лишь сыновья и жены уладов не были подвластны этому недугу. А то место, где разродилась Маха, потом назвали Эмайн Маха - близнецы Махи.

-- Зря Крунху жену не послушал, - сказала Марфа. - Иначе бы не было недуга уладов. А интересно, коронавирус тоже Маха наслала?
-- Может, и Маха. Ты-то не будешь делать то, что нельзя? Не будешь говорить о том, о чем нельзя говорить, если тебе велели не говорить о чём-то?
-- Не буду!
-- И правильно.

Предыдущие публикации автора:
2017
"Золушка"
2018
"Щелкунчик"
Перевод песни из мультика «Brave»
«Шамус и птицы»
Сказка-аллегория «Страна Вредилия»
«Сказка»
Сказка-аллегория «Башмачки»
Колыбельная короля
Пьеса для детей «Белая цапля»
«Королевнины сны»
Сказки о принцессах
2019
«Проданный смех»
Аудиосказка «Золушка»
«Театр Веселья»
«В подземной стране»
«Да здравствует Иржик!»
«Кот в сапогах и королевская кошечка»
Перевод с английского «Маша и три медведя»
Либретто для мюзикла «Тень»
2020
Электроник - мальчик из чемодана
"Золушка, или Сказка из бабушкиного сундучка"
"Спящая красавица, или Волшебный театр"
"Книга нонсенса №1 / Лимерик"
Сказки болгарских писателей
2021
Музыкальная сказка «Алладин»
"На верхушке дерева"
"Редьярд Киплинг. Меч Вёлунда (из книги «Пак с холмов»)"

Работа принадлежит автору.
Убедительная просьба - помнить об авторских правах и относиться к ним с уважением.
Использование произведений без согласия автора и его законных представителей - запрещено!

Комментариев нет
Для того, чтобы оставить отзыв, Вам необходимо пройти регистрацию, либо войти в свой профиль.
Нет аватара
Пользователь

Авторизируйтесь