ВЛ СМ Мы рады Вам!
Главная Блог Cледующее поколение

«Книга трех» повесть-сказка Ллойда Александера

перевод Анастасия Настенчик

- СЛЕДУЮЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ -
Александра Настечик
Писатель, поэтесса, драматург, переводчик.
( Родилась 28 марта 2007)

Книга трех
Повесть-сказка Ллойда Александера
Пересказ с английского
Посвящается детям, которые слушали,
взрослым, которые проявляли терпение,
а в особенности - Энн Да’ррелл

От автора
Эта хроника земли Приде’йн - не пересказ и не перевод уэ’льских легенд. Придейн - это не Уэльс: во всяком случае, они схожи не во всем. Но дух моей книги навеян этой великолепной страной и ее сказаниями. Всё же Придейн есть только в моём воображении.
Некоторые обитатели Придейна вдохновлены древними сказаниями. Например, Гви’дион - это «реальная» легендарная фигура. А Ара’ун, ужасный повелитель А’ннуна<1>, тоже взят из «Мабино’гиона»<2> - но в «Хрониках Придейна» он страшнее. Из мифов взяты и котёл Арауна, и ясновидящая свинья Хен-Вен, и маг До’ллбен, и многие другие. Но Помощник свинопаса Та’ран и рыжекудрая принцесса Айло’нви придуманы мной. География Придейна не похожа ни на какую другую. Да, сходства с природой Уэльса здесь есть - но они чисто случайные. Страна эта маленькая - но в ней есть место и для доблести, и для юмора. Даже свинопас здесь может мечтать о подвигах.
Летопись Придейна - выдумка. Такие вещи в реальности не происходят. А может, иногда происходят? Большинству из нас нередко приходится совершать то, что, казалось, невозможно сделать. Наши возможности редко соразмерны нашим амбициям, а зачастую мы просто не готовы к испытаниям. В какой-то степени мы все похожи на Тарана.

ПОМОЩНИК СВИНОПАСА
Тарану хотелось сделать меч, но Колл (он учил его кузнечному делу) велел заняться подковами. И все утро они ковали и ковали подковы. Руки Тарана болели, лицо покрылось копотью, так что вскоре он уронил молот и повернулся к Коллу, который критически смотрел на своего ученика.
- Почему подковы? - вскричал обиженный Таран. - Будто у нас есть лошади!
Колл был полный и плотный, а его огромная бритая голова казалась розовой в свете пламени.
- К счастью для лошадей… - хмыкнул Колл, посмотрев на подкову, сделанную Тараном.
- Лучше бы я меч сделал, - запротестовал Таран. - У меня получится!
Не успел Колл сказать хоть слово, как Таран взял клещами раскалённую железяку и принялся бить по ней молотом.
- Стой! Подожди! - кричал Колл. - Разве так мечи делаются?
Но Таран даже не слышал Колла. Он бил и бил молотом по железке, так что от неё даже искры полетели! Но чем сильнее он бил, тем больше железка изгибалась. Наконец, железка выпала из клещей. Таран поднял «меч» клещами и осмотрел.
- Тоже мне, геройский меч… - съехидничал Колл.
- Больше похоже на змею, бьющуюся в конвульсиях, - согласился Таран.
- Да ты всё не так делал! Клещи надо держать вот так, сила должна идти от плеча, а запястье должно быть расслабленным. Когда ты все сделаешь верно, то ты услышишь - это похоже на музыку. Да и металл ты выбрал неподходящий!
Колл бросил железку в горн, где она потеряла форму.
- Эх… вот бы мне свой меч иметь… - вздохнул Таран. - Колл, а ты научишь меня на мечах биться?
- А зачем тебе это надо? В Ка’эр До’ллбен<3> битв не бывает.
- Лошадей у нас тоже нет, а подковы мы почему-то куем!
- Это так, для практики.
- Ну научи меня биться на мечах! - взмолился Таран. - Ты-то, наверно, умеешь это делать.
Колл улыбнулся, будто только что попробовал что-то вкусное.
- Да, - ответил он. - Приходилось мне в своё время меч в руках держать.
- Так научи же! - сказал Таран, схватил кочергу, стал скакать взад-вперёд по кузнице и размахивать кочергой. - Видишь? У меня уже получается.
- Эх ты! - усмехнулся Колл. - Кто ж так руку держит? Вот если бы ты со мной сражался и так скакал, то я бы тебя сразу победил. Ладно, в конце концов, ты должен знать, как это делается!
Он взял ещё одну кочергу, вытер копоть с лица и подмигнул Тарану.
- Ну, стой прямо, как полагается!
Таран поднял кочергу над головой. Колл и Таран кинулись друг на друга, размахивая кочергами и пытаясь ткнуть тупым концом своего противника. На ходу Колл выкрикивал команды, но его голос заглушали грохот и бряцание кочерёг при ударе друг о друга. Таран уже думал, что он победил, но Колл увернулся с невероятной ловкостью - так что теперь Тарану пришлось отражать удары.
Внезапно Колл остановился, а Таран еле успел задержать взмах кочергой. В дверях стояла высокая, чуть сутулая фигура. Это был Доллбен!
Волшебнику Доллбену было триста семьдесят девять лет. Его лицо чуть ли не наполовину скрывала густая кудрявая борода, похожая на пушистое облако. Пока Колл и Таран пололи, кололи, жали, пахали - трудились, одним словом - Доллбен размышлял. И это занятие было так изнуряюще, так много сил отнимало, что старик мог размышлять только лёжа и с закрытыми глазами. Размышлял он полтора часа до завтрака и все остальное время до заката. Грохот и адский шум в кузнице отвлекли его от размышлений. И теперь он стоял в дверях кузницы.
- Прекратите немедленно это безобразие! - сказал Доллбен. - Я просто удивлён, - добавил он, глядя на Колла, - что ты не смог найти более серьёзного занятия для Тарана!
- Колл не виноват, - выступил вперёд Таран. - Я попросил его научить меня владеть мечом.
- Да и ты тоже хорош, - угрюмо заметил Доллбен. - Иди за мной!
Таран покорно пошёл следом за старцем. Они вышли из кузницы, миновали курятник и вошли в белую хижину с соломенной крышей. Это было жилище Доллбена. Здесь, в доме Доллбена, на прогибающихся полках и на полу было много вещей - железные котелки, ремни, арфы со струнами и без и много-много тяжелых книг в кожаных переплётах.
Таран сел на деревянную скамеечку - так он делал всегда, когда Доллбен собирался поучать или упрекать его.
- Да, я согласен, - сказал Доллбен, что всякому ремеслу надо учиться - владению оружием в том числе. Но немало людей, которые были поумнее тебя, гибли, ещё не успев научиться владению мечом.
- Прости, - начал Таран. - Я не хотел…
- Да я не сержусь на тебя, - остановил его Доллбен, подняв руку. - Я только немного расстроился. Время летит быстро, и все случается скорее, чем мы ожидали. И всё же мне немного тревожно. Думаю, что ко всему, что происходит в наших землях сейчас, причастен Рогатый король.
- Кто такой Рогатый король? - недоуменно спросил Таран.
- Я потом расскажу тебе.
Доллбен вытянул из груды книг толстенную книгу в кожаном переплете - «Книгу Трёх». Время от времени он читал Тарану несколько страниц из «Книги Трёх» и мальчик считал, что в этой книге заключена вся мудрость мира.
- Я уже говорил тебе, что Придейн состоит из множества маленьких государств, каждым из которых управляет свой король. А у этих королей есть полководцы.
- Но выше их - верховный король! Мат фаб Мато’нви<4>! - подхватил Таран. - Его полководец - величайший герой в Придейне! Принц Гвидион! Ты про него мне говорил! Да, я знаю, - запальчиво закричал Таран.
- Но есть такие вещи, о которых я тебе по очевидной причине не рассказывал. Я теперь меньше связан с царством живых, меня зовёт к себе Аннун - потусторонний мир.
Слово «Аннун» Доллбен произнес взволнованным шепотом, и Таран вздрогнул, услышав его.
- И король Араун, властитель Аннуна. Аннун - это не только загробный мир. Это целая сокровищница, полная не только золота и самоцветов, но и других ценных вещей. Когда-то все эти ценности принадлежали людям, но Араун нечестным путём завладел ими. Часть сокровищ удалось вернуть, но большая часть богатств осталась в Аннуне - и там эти богатства ревностно охраняет Араун…
- Но Араун все-таки не стал правителем Придейна!
- Ну и благодари судьбу за то, что не стал! Он бы стал править Придейном, если бы не Сыны Дон<5> - дети богини Дон и ее мужа, солнечного бога Бе’ли Ма’ура. Когда-то они пришли сюда из Страны Лета и поняли, что хотя люди здесь бедны, но законы их справедливы. Сыны Дон обосновались в Орлиных горах и построили там свою крепость - Каэр Да’тил. Потом Сыны Дон помогли народу Придейна вернуть часть тех сокровищ, что отнял у них Араун, и стали нашими защитниками.
- Даже подумать страшно, что бы случилось, если бы Сыны Дон не пришли в Придейн… - сказал Таран. - Судьба благоволила нам, послав их сюда, и мы можем жить спокойно!
- Не уверен, - грустно улыбнулся Доллбен. - Придейнцы слишком полагаются на силу Сынов Дон, как маленький несамостоятельный ребёнок, полагающийся на свою мать. Нынешний верховный король, Мат фаб Матонви, тоже происходит из дома Дон. Принц Гвидион тоже. Эти двое - наша защита. До сегодняшнего дня Придейн был настолько мирным, насколько это возможно. - Доллбен задумался, помолчал какое-то время и ровным спокойным голосом продолжил: - Ты ещё не знаешь о том, что я недавно слышал. Появился в наших краях военачальник, такой же могущественный, как принц Гвидион - наверно, даже более могущественный! Но он - злой человек. Смерть для него - чёрная радость.
- Кто он? - спросил Таран.
Доллбен покачал головою.
- Никто не знает его имени, да и лица’ его никто не видел. Он носит маску с оленьими рогами - за это его прозвали Рогатым Королем! Я не знаю, чего он хочет и что у него на уме. Думаю, что к этому как-то причастен Араун. Я говорю тебе это сейчас, чтобы защитить тебя. - Тут Доллбен пристально поглядел на Тарана. - Из того, что я сегодня видел, мне ясно одно - твоя голова забита глупыми мечтаниями о ратных подвигах и битвах. Выброси из головы эту чепуху. Всюду тебя подстерегает неведомая опасность. Ты ещё только начинаешь взрослеть, а я забочусь о том, чтобы ты достиг зрелости и при этом сохранил в целости свою глупую голову. Так что не покидай Каэр Доллбен ни под каким предлогом и не ходи дальше сада - а в лес вообще ни ногой… до определенного времени.
- Ну и когда же это время настанет? - вспылил Таран. - Так я и буду всю жизнь жить среди овощей да подков!
- Есть вещи и похуже, чем такая жизнь. Вот что для тебя значит «быть героем»? Скакать на горячем коне и размахивать мечом? А чтобы добиться славы…
- А как же принц Гвидион? - сердито вскричал Таран. - Я ОЧЕНЬ хочу быть похожим на него…
- Боюсь, что это невозможно, - покачал головою Доллбен.
- Почему невозможно? - Таран вскочил на ноги. - Вот если бы мне представилась возможность…
- Ты спрашиваешь, почему? Иногда мы постигаем и достигаем большего, когда ищем ответ сами и не находим его, чем тогда, когда получаем готовый ответ из чужих уст. Я бы сказал тебе, почему, но так бы ты ещё больше запутался. Вот вырастешь ты большой - так начнёшь постигать все своим умом и сердцем (в этом я, правда, сомневаюсь) и только тогда чего-нибудь добьёшься в этой жизни. Тебя ждут ошибки - но они будут твоими и научат тебя большему, нежели чужие ответы.
Таран молча опустился на скамью. Доллбен снова задумался. Он мирно храпел, опустив голову на грудь. Кудреватая борода окутала его лицо серым туманом.
В окно ворвался весенний ветер, неся с собой запах цветущих яблонь. Таран смотрел в окно. Из окна были видны зелёная опушка леса и чёрные поля, готовые к тому, чтобы зазеленеть и зазолотиться. «Книга трёх» лежала совсем близко. Тарану нельзя было трогать эту книгу и читать ее, но мальчик был уверен, что эта книга таит намного больше, чем ему рассказывал Доллбен…
Мягкий солнечный свет залил комнату. Доллбен по-прежнему размышлял. Таран встал и пошёл по комнате, заполненной дрожащими солнечными лучами. Из леса доносилось монотонное жужжание жука…
Рука Тарана коснулась обложки «Книги трёх» и тут же отдернулась. Пальцы мальчика болели так, будто их покусали шершни. Он отскочил, споткнувшись о скамейку, и засунул в рот обожженные пальцы.
Доллбен открыл глаза. Он посмотрел на Тарана.
- Попросил бы у Колла мазь от ожогов, - посоветовал он. - А то пальцы волдырями покроются.
Обожженные пальцы действительно ужасно ныли. Виновато улыбнувшись, Таран выбежал из хижины. Колл был в огороде.
- Ты брал «Книгу трёх», - сказал Колл. - В другой раз будет неповадно. Так запомни же три правила и три основы учения: много видеть, много узнавать и много страдать.
Колл повёл Тарана в сарай, где хранились лекарства, и помазал пальцы Тарана снадобьем.
- Ну и зачем вообще учиться, если мне дальше сада ходить нельзя! - с досадой заявил Таран. - Так я за всю жизнь ничего интересного не узнаю, ничего важного не увижу, ничего великого не совершу! И никем не стану! Даже тут, в Каэр Доллбен, я никто и ничего не значу!
- Хочешь кем-то быть? Что ж, похвально! - сказал Колл. - Отныне, Таран, я назначаю тебя Помощником Свинопаса! Ты будешь помогать мне заботиться о Хен-Вен - будешь ее кормить, поить и мыть!
- Да я и сейчас это делаю!
- Но без должного усердия! - упрекнул его Колл. - Если ты хочешь кем-то стать, научись сперва самым простым вещам и приучи руки к труду. Да и не всякому мальчику выпадает такая честь - присматривать за ясновидящей свиньей! Единственной ясновидящей свиньей на весь Придейн! Да и свинка-то ценная!
- Для Доллбена, может, она и ценная! Мне ваша хваленая Хен-Вен ничего не предсказала!
- А разве она обязана? Прежде надо правильно задать ей вопрос. Ой, что это?
Колл закрыл лицо руками. Чёрное, жужжащее облако вырвалось из гущи сада и пролетело так близко к Коллу, что тот невольно отскочил.
- Пчёлы! Пчёлы роятся! - крикнул Таран.
- Сейчас не время пчёлам роиться, - ответил Колл. - Чую я, тут что-то неладно.
Облако пчёл поднялось к солнцу. Тут Таран услышал встревоженное кудахтание из курятника. Он обернулся и увидел пять кур и петуха, судорожно бьющих крыльями. Не успел Таран сообразить, что они пытаются взлететь, куры уже были в воздухе. Слишком поздно Колл и Таран собрались их поймать - куры уже были за холмом.
В коровнике заревели быки. Из окна высунулась голова Доллбена. Лицо его приняло сердитое выражение.
- Даже поразмышлять - и то спокойно не дадут! - сказал Доллбен, сурово поглядев на Тарана. - Я ж тебя предупреждал!
- Что-то животных напугало, - оправдывался Таран. - Пчёлы улетели, куры тоже.
Доллбен нахмурился.
- Странно… я ничего не видел и не слышал. Колл, надо срочно спросить у Хен-Вен, к чему бы это все! Скорее неси мне буквенные палочки!
Таран знал, что «буквенные палочки» - это длинные дощечки из ясеня, испещрённые странными знаками. Неспроста Доллбен вдруг вспомнил о них. Тревожные предчувствия были у Тарана. Мальчик знал, что Доллбен советуется с Хен-Вен только в крайних случаях. Таран побежал в загон.
Обычно Хен-Вен спала до полудня, а как только солнце вставало в зенит, свинья, несмотря на свой избыточный вес, быстро проносилась в уютный затенённый уголок загона и лежала там. Эта белая свинья постоянно хрюкала и хмыкала, будто бормоча что-то, а завидев Тарана, она поднимала свою широкую щекастую мордочку, чтобы Таран почесал ей подбородок. Но в этот раз Хен-Вен не обратила внимания на Тарана. Тяжело дыша, она начала рыться в мягкой земле в уголке загона. Свинка уже прорыла довольно глубокий тоннель и вот-вот должна была очутиться снаружи.
Таран закричал на неё, но комья земли все равно летели во все стороны. Он перелез через ограду загона. Ясновидящая свинья замерла и поглядела на него. Таран увидел, что Хен-Вен вырыла довольно глубокую яму. Он отогнал свинью, но та уже перебежала в другой угол загона и начала рыть заново.
Таран был длинноногий, сильный, но, к своему разочарованию, он заметил, что Хен-Вен бегает быстрее его. Не успел он отогнать свинку от второй норы, как она, мелькая короткими ножками, перебежала к первой яме - достаточно глубокой и широкой для того, чтобы Хен-Вен могла просунуть туда свою голову и плечи.
Таран начал засыпать вырытые Хен-Вен норы землей. Но Хен-Вен рыла быстрее, чем барсук. Ее задние ноги прочно уперлись в землю, а передние гребли’ и гребли. Таран уже отчаялся остановить ее. Он выпрыгнул из загона, добежал до места, где вот-вот должен был открыться ход, в надежде схватить Хен-Вен и удерживать ее до прихода Доллбена и Колла. Но он недооценил силу и быстроту Хен-Вен.
Выбросив фонтан мелких камней и земли, свинья вырвалась из-под забора, подбросив на бегу Тарана в воздух. Он кувыркнулся и шлепнулся о землю. Хен-Вен уже убежала в лес.
Таран бежал за ней, но Хен-Вен успела скрыться за тёмной мрачной стеной леса. Издав тяжелый вздох, Таран зашёл в чащу.

МАСКА КОРОЛЯ
Хен-Вен пропала. Таран слышал, как впереди трещат кусты. Он бежал на звук, будучи уверен, что Хен-Вен прячется где-то в кустах. Дальше тропинка круто пошла вверх, так что Тарану пришлось лезть по склону холма на четвереньках. На вершине холма лес расступался и взору Тарана открылся луг. Мальчик увидел, как впереди мелькнула Хен-Вен - пробежала сквозь густую высокую траву и скрылась за деревьями.
Таран побежал за ней. Раньше он так далеко даже ходить не осмеливался, но все равно он упрямо пошёл сквозь колючий кустарник. За кустами виднелась широкая тропа, и мальчик побежал быстрее. То ли Хен-Вен в кустах затаилась, то ли забежала слишком далеко - этого Таран не знал. Теперь он слышал лишь свои шаги.
Какое-то время он шёл по тропе, чтобы запомнить все её изгибы, повороты и разветвления и не заблудиться на обратном пути. Но Таран так часто менял направление, следуя за поворотами дороги, что даже запутался и не мог сказать, в какой стороне находится Каэр Доллбен.
Долго бежал Таран по лугу, да так долго, что совсем обессилел и вспотел. Лес был не густой, но кроны деревьев так плотно смыкались над головой, что и солнечный луч не проник бы между ними.
Лесной воздух был влажный и душистый. Не было слышно ни птичьего щебетания, ни беличьего мелькания. Казалось, лес задержал дыхание… только тревожный шорох листьев было слышно. Стволы скрипели, будто стонали. Тропинка змеилась под ногами Тарана. Холод пронизывал его. Таран помчался прочь, прикрыв лицо руками. Он понимал, что бежит, не разбирая дороги и окончательно запутавшись в ее поворотах.
Внезапно Таран замер. Издали послышался стук копыт. Стук становился громче и громче, и земля вздрагивала под ударами копыт. Из-за деревьев показалась вороная лошадь.
Таран в ужасе отпрянул. Над взмыленным конем показалась огромная, чудовищная фигура. За обнаженными плечами наездника развевался багровый плащ. Могучие руки всадника покрывала кровь. И тут Таран увидел, что вместо человеческой головы у этого человека… оленья морда!
Это был Рогатый король… Таран полез на дерево, боясь попасть под копыта или быть раздавленным о ствол дерева тяжелым, блестящим лошадиным боком. Лошадь и наездник пронеслись мимо. Маска на странном всаднике была сделана из человеческого черепа, увенчанного огромными, разветвлёнными рогами, а сквозь глазницы проглядывали жутко горящие глаза.
Следом проскакала целая кавалькада<6>. Рогатый король испустил страшный вой, похожий на крик дикого зверя, а свита подхватила его крик. Один из всадников, безобразный воин со злобной ухмылкой, неожиданно заметил Тарана и поднял голову. Он повернул коня и выхватил меч. Таран упал с дерева прямо в густой подлесок. Меч вонзился ему в плечо.
Не оглядываясь, Таран помчался вперёд. Тонкие стволы молодых деревьев били его по лицу. Камни словно сами подкатывались ему под ноги. В том месте, где лес редел, мальчик бежал через высохшее русло ручья. Ноги еле держали его. Изнуренный Таран поскользнулся и бессильно свалился на землю.
***
Когда Таран открыл глаза, солнце уже двигалось к закату. Он лежал на сухом дерне, накрытый плащом. Раненое плечо непереносимо болело. Рядом с ним стоял на коленях человек, а невдалеке от них пощипывала траву белая лошадь. Таран вскочил, боясь, что те всадники пленили его. Мужчина протянул ему флягу.
- Попей, и твои силы восстановятся… - сказал он.
У незнакомца были лохматые седые волосы, жесткие, как волчья шерсть, и глубокие зелёные глаза. Солнце и ветер сделали его широкое лицо коричневым, а время украсило это лицо морщинами. Грубый плащ его был изрядно поношен, а талию обхватывал пояс с красивой, изящно сделанной пряжкой.
- Пей, - повторил незнакомец. Таран с сомнением взял флягу. - Ну, что ты смотришь, будто я тебя отравить вздумал? - усмехнулся он. - Не так Гвидион фаб Дон поступает с ранеными.
- Гвидион? - Таран подавился водой и вскочил. - Нет, ты не Гвидион! Я его знаю. Он великий военачальник! Герой! Он не… - тут взгляд Тарана упал на меч, висевший на поясе незнакомца. Золотое навершие меча было круглым и гладким, на эфесе были вырезаны листья вяза. Такой же узор был и на ножнах. Такое оружие могло принадлежать только принцу!
- О бесстрашный Гвидион, - упал на колени Таран, - прости меня за мою дерзость<7>!
Гвидион помог ему встать, но Таран все еще не верил своим глазам и в упор разглядывал простой наряд и изборозжденное глубокими складками лицо своего нового друга. Нет, не таким он себе представлял принца Гвидиона. Гвидион заметил разочарованный взгляд мальчика.
- Не наряд делает принца, - улыбнулся он. - Да и не меч делает воина. Успокойся и расскажи мне о том, что с тобой случилось. Только не надейся, что я поверю в то, что никто тебя мечом не ранил и что ты всего лишь порезался о колючий куст…
- Я… видел… Рогатого короля! Его приспешники в лесу! Один из них хотел меня убить! О, Рогатый король гораздо страшнее, чем рассказывал мне Доллбен!
Гвидион сощурил глаза.
- Откуда ты знаешь Доллбена? И кто ты такой?
- Я Таран из Каэр Доллбен! - Таран старался говорить смелее, но почувствовал, что кровь отхлынула от его лица.
- Из Ка-а-аэр До-о-оллбен? - Гвидион на мгновение умолк и пристально взглянул на Тарана. - А почему ты оттуда ушёл? Знает ли Доллбен о том, что ты ушёл? А Колл с тобой?
Откуда Гвидион знает их? Таран удивлённо открыл рот и широко раскрыл глаза. Вид у него был такой ошеломлённый, что Гвидион расхохотался.
- Ну не удивляйся, - сказал он. - Я знаю и Колла, и Доллбена. Оба они слишком мудры, чтобы отпускать тебя одного! А, так ты сбежал! Попомни мое слово - Доллбен не из тех, кого можно ослушаться безнаказанно.
- Всему виной Хен-Вен. Не уберёг я ее. И вот - пропала теперь свинка. А во всем я виноват. Я Помощник Свинопаса!
- Исчезла? Хен-Вен исчезла? - лицо Гвидиона стало строгим. - Что с ней случилось?
- Не знаю. Она где-то в лесу.
И Таран рассказал все Гвидиону. Последний выслушал мальчика внимательно.
- Жаль, не предусмотрел я этого, - пробормотал Гвидион. - Моя затея может провалиться, если Хен-Вен не отыщется… - Он повернулся к Тарану. - Да, я тоже разыскиваю Хен-Вен.
- Ты? - оторопел Таран. - Но ты же издалека пришёл!
- Мне нужно узнать кое-что, что известно лишь ей! Целый месяц ехал я из Каэр Датил, чтобы найти Хен-Вен. Меня преследовали, выслеживали, устраивали засады. Я все вытерпел, все преодолел… - он горько усмехнулся. - И теперь все пропало. Но ничего! Мы ещё найдём Хен-Вен… Я должен услышать от неё все, что она знает о Рогатом короле! - Вдруг Гвидион запнулся. - Видно, и он сам сейчас разыскивает Хен-Вен. Должно быть, это так и есть. Хен-Вен почувствовала, что он рядом с Каэр Доллбен, и убежала!
- Надо срочно остановить Рогатого короля! - заявил Таран. - Дай мне меч, и я буду сражаться с ним…
- Спокойнее, спокойнее! - усмехнулся Гвидион. - Я бы не сказал, что моя жизнь ценнее, чем чужая, но я пока ещё дорожу ею. Думаешь, что одинокий воин и Помощник Свинопаса смогут одолеть Рогатого короля и все его войско?
- А я не боюсь его!
- Не боишься? Тогда ты, должно быть, очень глуп. Больше всего в Придейне надо бояться его! Хочешь узнать то, что открылось мне за время моего путешествия и чего не знает даже Доллбен?
Гвидион встал на колени.
- Знаком ли ты с искусством ткачества? Нитка за ниткой - получается узор. - С этими словами он сорвал несколько длинных травинок и стал их связывать, как будто плёл паутину.
- Красиво получается! - восхитился Таран, следя за движениями пальцев Гвидиона. - Дашь посмотреть?
- Бывают и более изощренные сплетения нитей. Это лишь подобие той паутины, что плетёт Араун из Аннуна. Араун не покидает свои владения, но его рука настигает всюду. Есть немало правителей, чья жажда власти подгоняет их, как лезвие меча. И Араун обещает им богатство и славу, играя на их жадности, как бард<8> на своей арфе. Порочная воля Арауна сжигает все добрые чувства в их сердцах и они становятся его верными вассалами, что невидимыми нитями связаны с Арауном и служат ему даже за пределами Аннуна…
- Рогатый король тоже?
- Да, - кивнул Гвидион. - Вне всяких сомнений он поклялся в верности Арауну. Значит, тёмные силы Аннуна снова угрожают Придейну…
Таран молча слушал Гвидиона.
- Наступит день, и мы с Рогатым королем встретимся - и один из нас умрет! Но его цели темны и неясны. О его целях я и собирался узнать от Хен-Вен.
- Я покажу тебе то место, где я в последний раз видел Хен-Вен! Думаю, я его легко найду. Она пропала незадолго до того, как Рогатый король…
Гвидион мрачно улыбнулся.
- Разве у тебя глаза совы, что ты можешь в ночи найти след Хен-Вен? Здесь мы переночуем, а утром я покину тебя. Может, завтра я смогу найти ее до того, как…
- А я? - перебил его Таран. - Я в ответе за Хен-Вен. По моей вине она сбежала - я и должен ее искать.
- Решение задачи порою дороже жизни того, кто ее решает, - ответил Гвидион. - Что ж, мне не помешает Помощник Свинопаса, который, кажется, мечтает потерять голову! - продолжил он, насмешливо взглянув на Тарана. - Или наоборот - помешает! Но если Рогатый король направляется в Каэр Доллбен, я не имею права отпускать тебя в одиночку. Провожатым твоим я становиться не собираюсь, но и оставить тебя одного в лесу я не могу!
- Я не буду мешать тебе! Позволь мне пойти с тобой! Доллбен и Колл убедятся, что я способен на великие дела!
- Вижу, другого выбора у меня нет… сдаётся мне, Таран из Каэр Доллбен, что дорожка у нас одна. На данный момент.
Белая лошадь Гвидиона начала тереться мордой о руку своего хозяина.
- Мелингар напоминает мне, что пора ужинать! - улыбнулся Гвидион. С этими словами он вынул из седельной сумки немного еды. - Но огня разводить мы не будем - а то, неровен час, слуги Рогатого короля заметят.
От возбуждения Таран даже лишился аппетита и проглотил свою еду, не жуя. Он с нетерпением ждал рассвета. Рана на его плече непереносимо ныла, и мальчик не мог устроиться на земле, увитой корнями и покрытой камнями. Как-то он не задумывался о том, что герои порой ночуют и в чистом поле.
Бдительный Гвидион сидел, прижав колени к животу и прислонившись к огромному вязу. В темноте Тарану казалось, что его друг слился с деревом, а фигура Гвидиона казалась простым темным пятном - только зелёные глаза поблескивали в свете луны.
- Значит, ты Таран из Каэр Доллбен, - сказал Гвидион после долгого молчания негромким, но отчётливым голосом. - Как давно ты живешь у Доллбена? Кто твои родные?
Таран скорчился под корнем дерева, натянув плащ на мерзнущие плечи.
- Я всегда жил в Каэр Доллбен… насколько себя помню… - ответил он. - Не думаю, что у меня есть родные. Я не знаю, кто мои родители. Доллбен никогда об этом не говорил. Я даже не знаю, кто я такой!
- Значит, нам надо будет узнать об этом… - ответил Гвидион. - Наша встреча была к добру. Благодаря тебе я узнал кое-что о Рогатом короле и теперь мне не надо идти в Каэр Доллбен! Хм… забавно, - рассмеялся он, но смех его не был злым. - Получилось так, что Помощник Свинопаса стал моим помощником в этом путешествии! Или здесь нет ничего забавного?
- О чем ты?
- Не важно. Спи… нам завтра рано вставать.

ГУРГИ
Когда Таран проснулся, Гвидион уже седлал Мелингар. Плащ, которым накрывался Таран, был сырым от росы. После ночи, проведённой на голой земле, всё тело Тарана болело. Поторапливаемый Гвидионом, мальчик направился к лошади, которая в розовых лучах рассвета казалась ещё белей. Гвидион усадил Тарана в седло рядом с собою, тихо велел Мелингар ехать, и белая лошадь быстро понесла их сквозь туман. Гвидион направил лошадь к тому месту, где Таран в последний раз видел Хен-Вен. Но на полдороге он остановил Мелингар, спешился. Затем Гвидион наклонился и стал рассматривать землю.
- Нам везёт, - сказал он. - Кажется, мы нашли ее след! - И Гвидион указал на еле заметный круг примятой травы. - Недавно она здесь спала…
Он сделал несколько шагов вперёд, приглядываясь к каждому сломанному прутику, к каждой склоненной травинке…
При знакомстве Тарана с Гвидионом мальчика смутили его грубая куртка и поношенные, запачканные башмаки. Теперь же он все больше наполнялся восхищением перед своим другом. Казалось, ничто не могло ускользнуть от глаз Гвидиона. Двигался он тихо, быстро, подобно волку…
И вот Гвидион замер, поднял свою лохматую седую голову и прищурился, глядя на отдаленный горный хребет.
- След нечёткий, - сказал он, нахмурившись. - Я могу только догадаться, что она бежала вниз по склону.
- А потом пробежала сквозь лес! - добавил Таран. - Где же ее искать? Хен-Вен может оказаться в любом месте Придейна.
- Не в любом, - поправил его Гвидион. - Я не знаю, куда она пошла, но знаю, куда Хен-Вен ни за что бы не пошла! - Он достал из-за пояса охотничий нож. - Вот, смотри.
Опустившись на колени, Гвидион стал выводить ножом на земле линии.
- Вот Орлиные горы. Они… - голос его стал грустным. - Они в моей родной стране - на севере! А тут течёт Великая А’врен. Видишь, как резко она поворачивает на запад в том месте, где она впадает в море? Может, нам придётся пересечь эту реку во время нашего путешествия! А это река И’страд. На севере от неё стоит твой Каэр Доллбен. А теперь взгляни сюда! - Гвидион ткнул ножом левее линии, изображавшей реку Истрад. - Тут - Драконова гора. За ней - владения Арауна. Уж туда-то Хен-Вен ни за что не сунется. Слишком долго была она там пленницей.
- Хен была в Аннуне? - удивился Таран. - А как же она…
- Я тебе расскажу. Когда-то Хен-Вен жила среди обычных людей. Принадлежала она крестьянину, который даже не догадывался о её волшебных способностях. Так бы и жила Хен-Вен жизнью обычной свиньи, но Араун знал, что свинка-то далеко не обычная. Так что он покинул Аннун и похитил Хен-Вен. Сколько бед случилось с ней, пока Хен-Вен пребывала в Аннуне - тебе лучше не знать.
- Бедная Хен… а как она оттуда выбралась?
- Она не выбралась. Ее спасли! Воин пошёл в самые глубины Аннуна совсем один и принёс ее назад целой и невредимой!
- Какой же он был смелый… - воскликнул Таран. - Эх, вот бы и мне так!
- Барды севера до сих пор воспевают этот подвиг… его имя не будет забыто!
- А как его звали?
- Разве Доллбен тебе не говорил? Этого человека звали Колл фаб Ко’ллфреви!
- Колл? - произнёс Таран. - Но не тот же са…
- Тот самый, - сказал Гвидион.
- Что? Колл - и вдруг герой? Но ведь Колл… такой лысый!
Гвидион насмешливо покачал головою.
- Странные у тебя представления о героях, Помощник Свинопаса! Никогда я не слышал о том, чтобы смелость измерялась длиной волос.
Удрученный Таран уткнулся носом в карту, нарисованную Гвидионом, и не произнёс ни слова.
- Здесь, - продолжал Гвидион, - недалеко от Аннуна, стои’т Спиральный замок. Уж туда-то Хен-Вен ни за что не пойдёт! Там живет королева А’шрен. Она опасна так же, как Араун, и настолько жестока, насколько прекрасна. Но лучше не будем толковать о всех тайнах, связанных с Ашрен.
Переведя дыхание, он продолжил:
- Итак, я уверен, что Хен-Вен не пошла ни в Аннун, ни в Спиральный замок. Насколько я понимаю, она побежала прямо! А теперь быстро в путь - мы должны найти след Хен-Вен.
Гвидион повернул Мелингар в сторону высокой горной гряды. Когда они достигли подножия первой горы, Таран услышал рёв вод Великой Аврен, подобный рёву урагана.
- Теперь мы снова пойдём пешком, - сказал Гвидион. - Следы Хен-Вен должны быть где-то рядом, поэтому шагай осторожно. Двигайся позади меня, - велел он. - А если ты побежишь вперёд, то случайно затопчешь следы Хен.
Таран послушно пошёл за Гвидионом. Гвидион шёл тихо, производя шума не больше, чем тень птицы. Мелингар ступала бесшумно - лишь изредка под ее копытом хрустела сухая ветка. Таран не умел идти так тихо - но он старался. Чем больше старался Таран, тем громче трещали ветки под его ногами. Куда бы ни ступал он, там непременно оказывалась ямка, рытвина или колючая ветка. Даже Мелингар - и та укоризненно глядела на Тарана.
Таран так был поглощён стараниями не наделать шума, что даже отошёл от Гвидиона. На склоне холма он увидел что-то круглое и белое и подумал, что это Хен-Вен. Недолго думая, он свернул к холмам и стал продираться сквозь кусты. Но, к разочарованию Тарана, это был всего лишь белый валун…
Расстроенный Таран быстро пошёл вдогонку за Гвидионом. Вдруг над его головой зашуршали ветки. Не успел Таран поднять голову, как прямо на него что-то упало. Вокруг шеи мальчика обвились две цепкие мохнатые руки.
Существо, схватившее его, издавало странные фыркающие звуки. Таран напрягся и закричал:
- По… мо… гите!
Он боролся с невидимым противником, вертясь из стороны в сторону и дрыгая ногами.
***
Наконец мальчик снова мог дышать. Странное существо пролетело над его головой и ударилось о ствол соседнего дерева. Упав на землю, Таран начал тереть шею. Рядом с ним стоял Гвидион. Таран присмотрелся и увидел, что под деревом лежит странное существо. Нельзя было понять, человек это или животное. В лохмах этого существа застряли сухие листья - так что казалось, что на его голове совиное гнездо. У человека-зверя были длинные мохнатые руки и такие же ноги.
Гвидион строго и раздраженно посмотрел на существо.
- Ах, это ты-ы-ы! - сердито сказал он. - Я же просил тебя не мешать мне и моим друзьям!
В ответ странное существо замахало руками и завыло.
- Это Гу’рги, - сказал Гвидион. - Он любит сначала спрятаться в засаде, а потом наскочить на первого встречного. Но он не так свиреп, как хотел бы казаться. Каким-то образом Гурги умудряется пронюхать, что будет наперёд. И эта его способность ещё нам пригодится!
Таран только-только смог выдохнуть. Весь он был в шерсти Гурги. К тому же, Таран теперь пах, как пахнет мокрая собака!
- О могущественный принц! - выло существо. - Гурги просит прощения и извинения! Сейчас его ударят по бедной нежной головушке сильные руки великого лордюки! Так с Гурги и надо поступать - бить его и ударять! Не каждый того достоин, чтобы бил его великий воин!
- Да я и не хотел тебя бить, - сказал Гвидион. - Но я могу и передумать, если ты не перестанешь ныть.
- Да! Да, могучий лорд! - опять заплакал Гурги. - Видишь, Гурги стыдится, пред тобою винится!
И он быстро забегал на четвереньках. Таран даже был уверен - если бы у Гурги был хвост, он бы наверняка сейчас яростно вращал им!
- Теперь великие герои со мной поделятся едою? О, долгожданная елка<9>! О, дорогая хрусте’лка!
- Ответишь на наши вопросы - я тебя накормлю!
- Гурги будет долго ждать, будет плакать-голодать, ждать он будет елку, елку и хрустелку. Принцы будут
пировать, будут Гурги забывать, слабого, голодного и совсем холодного!
- Получишь ли ты свою елку и хрустелку - зависит от того, ответишь ли ты на наши вопросы. Видел ли ты белую свинью?
Близко сдвинутые глаза Гурги лукаво блеснули.
- В чаще воины скакали, тоже хрюшечку искали! Буду я теперь страдать и все время голодать! Может, эти воины меня угостят и защитят…
- Они снесут твою глупую голову до того, как ты об этом подумаешь! - сказал Гвидион. - У одного из них была маска с оленьими рогами?
- Да! - запищал Гурги. - Огромные рога! Вы спасёте Гурги от ударов и прочих кошмаров? - тут Гурги завыл.
- Я уже теряю терпение, - предупредил Гвидион. - Где свинья?
- Гурги слышит этих всадников! Он на ветке восседал, страшных всадников слыхал. Гурги умный и бесшумный, а до него никому дела нет! Он слышит, как воины говорили, что куда-то идут, но их поворачивает назад костёр - а означенный костёр выше леса, выше гор! Они все ищут и ищут хрюшечку!
- Гурги, - сказал строго Гвидион, - ГДЕ СВИНЬЯ?
- Хрюшечка? О, Гурги не знает, он лишь голодает… у Гурги пустой живот, от голода он помрет!
Тут уж и Таран вышел из себя.
- Где Хен-Вен, глупая волосатая зверюшка? - вспылил он. - Прыгнул, понимаешь ли, прямо на меня! Вот сейчас я тебя побью!
Завывая, Гурги перекатился на спину и закрыл лицо руками. Гвидион сердито посмотрел на Тарана.
- Лучше бы ты меня слушал… тогда на тебя никто бы не наскочил. Не трогай его и не пугай! Он так и трясётся от страха. Видишь же? Ладно, - добродушно сказал он, глядя на Гурги, - скажи нам, где она!
- О, ужасающая ярость! - взвыл Гурги. - Хрюшечка уплыла по реке, и теперь она вдалеке… - Гурги махнул рукой в сторону Великой Аврен.
- А если ты соврал, - сурово промолвил Гвидион, - я разозлюсь!
- А как же елка и хрустелка? - пропищал Гурги.
- Ладно, сейчас дам!
И Гвидион вынул из переметной сумы несколько полос сушеного мяса и протянул их Гурги.
- Теперь уходи. И помни - я не желаю, чтобы ты мне вредил!
Гурги набил рот мясом и полез на дерево. Затем он исчез из виду.
- Какое отвратительное существо! Гадкое, злющее… - поморщился Таран.
- Не такой уж он и злой! - возразил Гвидион. - Гурги хочет казаться страшным и злым. Но это плохо у него получается. А жалеет себя он так забавно, что злиться на Гурги невозможно.
- Он сказал правду? Насчёт Хен-Вен… - спросил Таран.
- Думаю, да, - отвечал Гвидион. - Он испуган. И я тоже боюсь… боюсь того, что Рогатый Король скоро приедет в Каэр Доллбен!
- И сожжет его? - вскричал Таран. На него нахлынуло столько событий, что о доме и позабыл. Перед мысленным взором мальчика встала белая хижина, охваченная пламенем, белобородый Доллбен, бритая голова Колла… - Доллбен и Колл в опасности!
- Вряд ли! - сказал Гвидион. - Доллбен - старая лиса. Жучок не вползёт в Каэр Доллбен без того, чтобы волшебник об этом не узнал. Нет, я уверен, что костёр, о котором рассказывал Гурги, приготовил Доллбен для непрошенных гостей! Зато Хен-Вен в опасности. Нам надо спешить… Рогатый Король знает, что Хен-Вен пропала, и будет искать её…
- Тогда, - закричал Таран, - мы должны найти Хен-Вен раньше Рогатого Короля!
- Помощник Свинопаса, - сказал Гвидион, - это твое первое разумное предложение!

ГВИТЭЙНТЫ
Мелингар несла Тарана и Гвидиона мимо стены деревьев, окаймляющей пологие берега реки Аврен. Вскоре они спешились и пошли по дороге, указанной Гурги. Возле заострённого камня Гвидион радостно вскрикнул. В земле четко, словно вырезанные, отпечатались следы Хен-Вен!
- Гурги не солгал нам! - воскликнул Гвидион. - Думаю, сейчас он наслаждается своей елкой и хрустелкой! Кабы знал я, что путь он указал верно, так я бы Гурги ещё еды дал! Да… Хен перешла реку тут. И мы сделаем то же самое.
Гвидион повёл Мелингар вперёд. Но тут воздух похолодел, а воды Аврен стали серыми, прорезанными белой пеною. Ухватившись за лу’ку седла<10> Мелингар, Таран осторожно спускался с берега.
Гвидион решительно спустился в воду, а Таран, боясь промокнуть, шёл медленно. Но Мелингар, увлекаемая Гвидионом, утянула мальчика в воду. Ноги Тарана скользили по дну, разъезжались, а сам он бултыхался, поднимая тучу брызг. Ледяная вода доходила ему до самого подбородка…
Течение убыстрялось, а вода стала путами закручиваться вокруг ног Тарана. Дно неожиданно ушло из-под его ног, и Таран понял, что теперь река жадно схватила его.
Мелингар уже плыла. На плаву ее удерживали крепкие ноги, но течение толкало ее в сторону Тарана. Мальчик с головой ушёл под воду…
- Отпусти седло! Плыви сам! - кричал Гвидион.
Вода затекала в уши и ноздри Тарана, а с каждым перехватом дыхания затекала ему в рот. Гвидион подплыл к нему, схватил Тарана за волосы и вытащил на отмель. Таран кашлял, выплевывал воду… Мелингар достигла берега чуть повыше по течению и устремилась к ним. Гвидион сурово взглянул на Тарана.
- Я ж тебе сказал, чтобы ты сам плыл… ну и упрямый ты!
- Я… не умею плавать, - пробормотал Таран, стуча зубами.
- А почему ты раньше об этом не сказал? - строго сказал Гвидион.
- Я думал, что сумею. И если бы Мелингар не навалилась… - сказал Таран.
- Ты должен научиться сам отвечать за свои ошибки. А что до Мелингар, то запас мудрости у неё такой, что ты столько не наберёшь, даже став взрослее!
Гвидион вскочил в седло и посадил рядом с собой мокрого Тарана. Копыта Мелингар застучали по камням. Таран шмыгал носом и вздрагивал, поглядывая в сторону холмов. Высоко в небе вились три крылатых силуэта. Наблюдательный Гвидион быстро их заметил.
- Это гвитэ’йнты! - воскликнул он и резко повернул Мелингар вправо. Лошадь так и понеслась. От неожиданного поворота Таран потерял равновесие и шлёпнулся на каменистый берег.
Гвидион немедленно остановил Мелингар. Пока Таран пытался подняться, Гвидион поднял мальчика за шиворот, словно мешок, и забросил на спину Мелингар.
Гвитэйнты, которые издали казались не больше листа, унесённого ветрами, становились ближе и ближе, приближаясь к скачущей лошади и двум седокам. Большие чёрные крылья гвитэйнтов рассекали воздух… Мелингар понеслась вверх по берегу. С резкими криками гвитэйнты летели за всадниками. Едва Мелингар достигла деревьев, растущих над берегом, Гвидион столкнул Тарана с лошади, а затем спрыгнул сам, добежал до раскидистого дуба и… рухнул на землю.
Гвитэйнты улетали, хлопая крыльями. Таран заметил, что у гвитэйнтов изогнутые клювы и длинные когти, безжалостные, как кинжалы. В страхе мальчик закричал, закрыв лицо руками. Гвитэйнты взмыли над деревом… их тяжелые крылья задели ветви дуба и листья посыпались вниз. Вновь взлетели крылатые чудища, на мгновение задержались в воздухе, а затем, набирая скорость, улетели на запад.
Трясущийся, бледный от страха Таран приподнял голову. Гвидион стоял, следя за полётом гвитэйнтов. Таран же подошёл к нему.
- Я надеялся, что этого не произойдёт, - сказал Гвидион. Лицо его было нахмуренным и суровым… - Раньше мне ещё удавалось избежать их.
Таран молчал. Его переполняло чувство вины. Свалился с лошади… под дубом вёл себя, как маленький… Он ждал, что сейчас Гвидион его отчитает. Но зелёные глаза Гвидиона лишь смотрели на удаляющихся гвитэйнтов.
- Рано или поздно они бы нашли нас, - сказал Гвидион. - Гвитэйнты - шпионы и посланцы Арауна, так называемые «Очи Аннуна». От них нельзя укрыться нигде. Нам повезло, что гвитэйнты только следили за нами, а не вылетели на кровавую охоту. Теперь они летят в Аннун, в свои железные клетки. Ещё до заката Араун узнает о нас. И не станет медлить.
- Эх, если бы они нас не заметили… - тяжело вздохнул Таран.
- Что с возу упало, то пропало, - сказал Гвидион, когда они снова тронулись в путь. - Араун все равно узнал бы о нас. Не сомневаюсь, что он знал и время моего отъезда из Каэр Датил. Но гвитэйнты - не единственные слуги Арауна.
- Наверно, они - самые ужасные из всех. - С этими словами Таран прибавил шаг, чтобы не отставать от Гвидиона.
- Это не так… им поручают выслеживать, но не убивать. Араун знает язык гвитэйнтов, и они подчиняются ему с того момента, как вылупятся из яйца. Хоть гвитэйнты и страшны, но они - из плоти и крови. Значит, меч может их поразить. Но есть и такие, - сказал Гвидион после небольшой паузы, - которых меч не берет. Например, Порождения Котла, или Воины Котла.
- Они не люди? - спросил Таран.
- Когда-то они ими были, - ответил Гвидион. - Это ожившие мертвецы, павшие воины, чьи тела Араун выкрадывает из курганов. Говорят, будто он окунает их в волшебный котёл и дарует им новую жизнь - если, конечно, это можно назвать жизнью. Они безмолвны, словно смерть. И единственное желание Порождений Котла - сделать других такими же безмолвными слугами Арауна. Араун держит их при себе, как стражей Аннуна, ведь вдали от своего повелителя они слабеют. Время от времени Араун посылает Порождения Котла за пределы Аннуна - совершить ужасное злодеяние и погибнуть. Порождения Котла не знакомы ни с жалостью, ни с милосердием. Они не помнят о том, что когда-то были людьми, не помнят о слезах и смехе, о любви и сострадании… создание Порождений Котла - одно из самых отвратительных деяний Арауна.
***
После долгих поисков Гвидион снова увидел следы Хен-Вен. Они вели через поле и спускались в неглубокий овраг.
- Тут следы прерываются, - сказал Гвидион и нахмурился. - Даже на каменистой земле видны следы… но я ничего не вижу.
Медленно и методично, мысленно поделив дно и берега оврага на несколько небольших участков, Гвидион оглядывал каждый камень, каждую травинку. Усталый Таран, переполненный ужасными впечатлениями, через силу переставлял ноги и был счастлив, что наступили сумерки и Гвидион на время прекратил поиски.
Гвидион привязал Мелингар к дереву в какой-то роще. Таран упал на землю и уронил голову на руки.
- Видно, Хен-Вен без следа исчезла… - вздохнул Гвидион, вынимая еду из переметной сумы. - Случиться могло все, что угодно. Но у нас нет времени рассуждать и прикидывать, куда могла уйти Хен-Вен.
- А что же нам теперь делать? - спросил Таран. - Нельзя медлить… идём…
- Верный путь, мой мальчик, не всегда самый короткий… - сказал Гвидион. - К тому же, нам может потребоваться помощь. Говорят, будто у подножья Орлиных Гор живет древний старец по имени Ме’двин. О нем рассказывают, будто он ведает намерения и пути всех живых существ. Но найти его непросто.
- Эх, если бы мы только могли найти его… - вздохнул Таран.
- Ты прав, говоря «если бы». Я его никогда не видел. Другие люди тоже его искали, да так и не нашли. У нас есть всего лишь призрачная надежда - но это лучше, чем полная безнадёжность.
Поднялся ветер. Казалось, будто ветер и тёмные кроны деревьев шепчутся о чём-то. Издали донесся лай борзых<11>… Гвидион насторожился и сел прямо, напрягшись, словно тетива лука.
- Уж не сам ли Рогатый Король здесь? - в страхе спросил Таран. - Он нас нашёл?
Гвидион только помотал головой.
- То лают собаки Гвина Охотника<12>! - задумчиво сказал он. - Значит, точно Гвин где-то поблизости!
- Тоже слуга Арауна?
- Гвин верен лорду, имени которого не знаю даже я. Но этот лорд велик, может, даже более велик, чем сам Араун! Гвин Охотник в сопровождении своих борзых появляется на том месте, где должно случиться кровопролитие. Он предвидит битву и смерть, наблюдая издалека и считая убитых воинов.
И тут лай гончих заглушил ясный звук охотничьего рога. Звук взлетел к небу и будто вонзился в грудь Тарана холодным клинком ужаса - так тревожно стало на душе мальчика от пения этого рога. Но эхо, прилетевшее от холмов, внушало не столько страх, сколько печаль. Казалось, что последние звуки рога, тающие вдали, уносили с собой и солнце, и пение птиц, и еду, и воду, и дружбу - всё, что означает Жизнь. Гвидион положил руку на лоб Тарана.
- Знай же, мой мальчик, - сказал он, - что музыка Гвина - это не сама беда, а только предупреждение об опасностях… будь готов к опасности, но не вбирай в себя звук этого рога. Те, кто вобрал в себя этот звук, так и бродят по свету, потеряв всякую надежду.
Тихое ржание Мелингар отвлекло принца Гвидиона. Он поднялся и пошёл к лошади. Таран заметил, как в кустах что-то мелькнуло. Преодолевая страх, мальчик прыгнул в кустарник. Колючки так и вонзились в его тело. Таран рванулся вперёд, упал на что-то мягкое и это «что-то» начало’ брыкаться и отбиваться. Мальчик толкнул шевелящееся «что-то» ногой и почувствовал знакомый запах мокрой собаки.
- Гурги! - вскричал Таран. - Опять за нами крадёшься? - И мальчик яростно тряс существо, которое от страха тут же свернулось в клубок.
- Стой! - остановил его Гвидион. - Не пугай Гурги, а то он вовсе рассудка лишится.
Чувствуя защиту, Гурги радостно завыл. Таран сердито уставился на Гвидиона.
- Я тебя защитить хотел, а ты… ты вообще меня прогнать можешь. Пора было бы мне сообразить, что такой великий герой не нуждается в помощи и поддержке жалкого Помощника Свинопаса…
- Я-то ни в чьей защите не нуждаюсь! - спокойно сказал Гвидион. - Помни это! А зачем ты в кусты полез? Не зная броду, не суйся в воду! Поберег бы свою прыть для лучших целей. Однако ты и впрямь за меня боялся.
- Эх, кабы я знал, что это всего лишь глупый, нелепый Гурги! - опустил глаза Таран.
- Вот то-то и оно, что не знал. А ведь прыгнул же! Что же, смело, очень смело. Ты можешь быть кем угодно, Таран из Каэр Доллбен, но я вижу, что ты не трус. Прими мою благодарность, - сказал Гвидион и поклонился.
- А как же Гурги? - выл Гурги. - Его забыли, не благодарили, а от великих лордов он только и заслужил, что трепушки и колотушки… а елки и хрустелки ему не дали, только наподдали… а Гурги же вам следы хрюшечки указал!
- А что же Рогатый король? - спросил Гвидион.
- Он очень сердит и на всех он кричит, - залопотал Гурги. - Воины его наполнены ворчалками и оралками, потому что они не могут найти хрюшечку.
- Где они сейчас?
- Недалечко! Переплыли речку, и зажгли там костёр выше леса и гор, страшно шипящий и жутко горящий!
- Можешь отвести нас туда? Хочу разведать их планы.
Гурги пискнул:
- А елка и хрустелка?
- Вот так я и знал, что он поесть захочет… - буркнул Таран.
Гвидион оседлал свою Мелингар. Держась в тени, Таран и Гвидион ехали по освещённым луной холмам. Гурги шёл впереди, показывая дорогу. На ходу он подскакивал и махал длинными руками-лапами. Они проехали одну долину, затем другую. Вдруг Гурги остановился. Внизу простиралась низина, сияющая от света факелов. Таран увидел большой круг костров.
- А как же елка и хрустелка? - спросил Гурги.
Не обращая внимания на Гурги, Гвидион велел спуститься по склону. Соблюдать тишину было уже ни к чему - все равно никто бы не услышал их шагов. Глухо гремели барабаны… ржали кони… лязгало оружие… кричали люди. Звуки слились в один непрерывный гул. Гвидион вгляделся вдаль. Вокруг костра шли на ходулях воины, ударяя мечами о щиты.
- Кто они? - прошептал Таран.
- Гордая Пехота, - сказал Гвидион. - Воины Гордой Пехоты танцуют свой ритуальный «Танец битвы». Танец этот сохранился ещё с древних времён. А там… там Рогатый Король! И знамёна королевства Регед, Да’у Гле’ддин и Маур!.. всех южных королевств… теперь я кое-что начинаю понимать.
Таран заметил в числе воинов… самого Рогатого Короля! В страхе мальчик отвернулся.
- Поторопитесь, - сказал Гвидион. - Надо быстрее скрыться.
***
Светало. Гвидион остановился на краю выжженного солнцем поля. До сих пор он молчал.
- Я уже кое-что понял, - сказал Гвидион. - Араун снова угрожает Придейну. Пока он только опробовал силу Рогатого Короля и его воинов. К борьбе с таким опасным врагом, как Рогатый Король, Сыны Дон не готовы. Я должен вернуться в Каэр Датил и предупредить всех.
По ту сторону поля из леса выехали лёгким галопом пять всадников. Таран понял, что его и Гвидиона заметили! Мелингар заржала… воины выхватили мечи!

<1>Подземный мир, населенный душами усопших, в валлийской мифологии.
<2>Классическое собрание валлийских легенд.
<3>Крепость Доллбена (валл.)
<4>То есть «Сын Матонви». Приставка «фаб» означает «сын такого-то».
<5>Дон - в уэльской мифологии мать всего сущего. В Ирландии ее называли Дану, в Галлии - Данона.
<6>Группа всадников и всадниц на прогулке.
<7>В оригинале Таран, заметив красивый, достойный принца меч на поясе Гвидиона, кланяется ему и говорит: «Лорд Гвидион, я не хотел оскорбить тебя». А в моём переводе Таран преклоняется перед ним не как перед знатным человеком, а как перед великим героем.
<8>У валлийцев и ирландцев так назывался сказитель и поэт (чаще странствующий). Барды слагали стихи и читали (или пели) их, аккомпанируя себе на арфе.
<9>От слова «есть».
<10>Выступающий изгиб переднего или заднего края седла.
<11>То есть охотничьих собак.
<12>Согласно валлийским легендам, Гвин Охотник (Гвин ап Нудд) главенствует над так называемым Благим Народом (так валлийцы зовут подземный народ, напоминающий одновременно фей и гномов). Иногда Гвин ап Нудд выходит из своих владений и появляется на земле. Говорят, будто звуки его рога предупреждают об опасности.

Читать продолжение «Книга трех» часть 2

Предыдущие публикации автора:
2017
"Золушка"
2018
"Щелкунчик"
Перевод песни из мультика «Brave»
«Шамус и птицы»
Сказка-аллегория «Страна Вредилия»
«Сказка»
Сказка-аллегория «Башмачки»
Колыбельная короля
Пьеса для детей «Белая цапля»
«Королевнины сны»
Сказки о принцессах
2019
«Проданный смех»
Аудиосказка «Золушка»
«Театр Веселья»
«В подземной стране»
«Да здравствует Иржик!»
«Кот в сапогах и королевская кошечка»
Перевод с английского «Маша и три медведя»
Либретто для мюзикла «Тень»
2020
Электроник - мальчик из чемодана
"Золушка, или Сказка из бабушкиного сундучка"
"Спящая красавица, или Волшебный театр"
"Книга нонсенса №1 / Лимерик"
Сказки болгарских писателей
2021
Музыкальная сказка «Алладин»
"На верхушке дерева"
"Редьярд Киплинг. Меч Вёлунда (из книги «Пак с холмов»)"
Большое мифологическое путешествие
"Стихи-визитки"

Работа принадлежит автору.
Убедительная просьба - помнить об авторских правах и относиться к ним с уважением.
Использование произведений без согласия автора и его законных представителей - запрещено!
 
Комментариев нет
Для того, чтобы оставить отзыв, Вам необходимо пройти регистрацию, либо войти в свой профиль.
Нет аватара
Пользователь

Авторизируйтесь