• Личный кабинет
  • 0 товаров
    Сумма: 0
    Ваша корзина пуста
Меню
Назад » »

Перышко

перышко

От автора:

Эта сказка написана в память о маленькой Лере.
Пусть ее сон будет добрым.
Вечная память Лере


Ангелы делают свою работу. А мы свою?

В мире, где ведут вечный спор добро и зло, в мире людей, есть и бессмертные. Некоторых из них мы называем ангелами. Они парят над нами и иногда теряют свои перья. Если вы увидите невесомое белое пёрышко, знайте: только что где-то рядом пролетел посланник рая. Но есть и другие. Мы называем их колдунами и ведьмами, или, в своём невежестве, тёмными душами. В действительности души у них нет. Прежде они были одарёнными и могущественными людьми, но, совершив немыслимое злодеяние, лишились своих душ и вписали себя в вечность. Их жизнь темна и безрадостна. Ничто не может остановить её бег. Они существуют, питаясь горем и страданиями невинных. Не в силах вернуть собственную душу, они стремятся лишить её других, чтобы сделать их своими рабами…


 Жили муж и жена. И было у них трое детей – два сына и дочь. Отца семейства все в округе знали добрым и щедрым, а мать – злой и коварной. Надоел ей старый супруг, и задумала она от него избавиться. Однажды ночью, уложив ребятишек спать, женщина завернулась в плащ и пошла к ведьме, чей дом стоял неподалёку, в лесу, чтобы испросить совета.

 Ведьма выслушала гостью и, пристально посмотрев на неё, сказала:
– Я помогу. Скажу, что нужно сделать. Но дороги назад не будет. Совершивший непоправимое зло вскоре потеряет свою душу. Ты понимаешь это?
– Я не боюсь страшных сказочек, – нетерпеливо отмахнулась от её слов женщина.
– Хорошо. Подлей это мужу в еду. Он уснёт и больше не проснётся, – протягивая маленький флакон с тёмной жидкостью, ухмыльнулась старуха.
– И это всё?
– Да. Тут хватит на десятерых! Но помни: они придут. Они всегда приходят!

 Женщина выхватила пузырёк из крючковатых пальцев и бросилась к выходу, но на пороге остановилась.

– Кто приходит? – не оборачиваясь, спросила она.
– О! Ангелы. Они предстают в разных обличьях и вынимают из тебя душу, говоря, что ты не достойна её… и душа ликует, высвобождаясь из ненавистного плена… – забормотала старуха, тихо посмеиваясь.
– Если ты в них веришь, то почему не боишься сама?
– Мне уже нечего бояться. У меня давно нет души. И у тебя её не будет. Пустота, холод и одиночество. Только ты и твоё уродство. Один на один. Лицом к лицу…

Ведьма отрешённо уставилась в котёл, помешивая густое варево, которое, словно живое существо, клокотало и сердито отплёвывалось.

 Напуганная пророчеством, женщина вернулась домой, но с восходом солнца страхи рассеялись, а желание избавиться от ненавистного супруга заговорило в ней с новой силой. Она приготовила еду и подлила в тарелку мужу чёрную жижу из флакона.

– Что ты делаешь, мама?– удивлённо спросили сыновья, вбежавшие на кухню.
– Готовлю завтрак отцу, – осторожно ответила та, пряча пузырёк.
Но дети уже заметили его и затараторили:
– Что это? Что?
– Это новая приправа...
– Тогда я тоже хочу! – заканючил один из мальчиков.
– И я! – подхватил другой.

«Зачем тебе эта обуза? Дети могут стать помехой, если ты решишь вновь выйти замуж. Кому нужна вдова с тремя малышами?» – явственно прозвучал в голове матери хриплый старушечий голос.

– И правда, – задумчиво согласилась с ним она и вылила весь флакон в кастрюлю.

 Скоро вся семья собралась за столом. Последней подошла дочь.

– Мамочка, почему ты не ешь? – спросила девочка, видя, что та даже не притронулась к завтраку.
– Я уже поела.
– А я не голодна. Пойду поиграю!– и малышка радостно убежала на улицу.

День всегда тянется долго для того, кто задумал недоброе. Женщина не находила себе места, ожидая, когда подействует зелье. Она уже было решила, что старуха её обманула, но вечером муж и сыновья легли спать и больше не проснулись. Убийца ликовала, но одно обстоятельство не давало покоя: дочь жива.

Девочка горевала по отцу и братьям, уткнувшись в подушку. Мать запретила ей плакать, и малышка не смела искать у неё утешения. Лишь лёгкое белое пёрышко, выбившееся из подушки, было свидетелем её слез.

– Бедные мои братья, бедный папа, – проведя ладошкой по мокрым щекам, прошептал ребёнок.

 Пёрышко вздрогнуло, взвилось в воздух и вылетело на улицу, смешавшись с первыми хлопьями снега, возвещавшими о приходе зимы.

 Похоронив почти всю свою семью, женщина наконец вздохнула с облегчением и стала думать о новом муже. Но найти подходящего человека никак не удавалось. И всё чаще и чаще в голове звучал знакомый голос: «Это вина твоей дочери! Пока девчонка жива, ты не сможешь получить, что хочешь. Закончи то, что начала!» Решившись, новоиспечённая вдова отправилась к ведьме.

– Дай мне ещё яду! – потребовала она с порога.
– Нет. На этот раз ты должна всё сделать сама, – ответила старуха.

Вне себя от разочарования, душегубка вернулась домой и стала думать, что предпринять, а пока взвалила на дочь всю тяжёлую и грязную работу.

– Бедняжка! – шептались соседи.

Малышке жилось всё хуже и хуже. Она трудилась с утра до вечера, а вместо еды получала щипки и тычки. Не придумав, как сжить ребёнка со свету, мать решила просто выгнать дочь из дома. Однажды ночью женщина разбудила её, вывела на улицу и приказала:

– Иди прочь! И не смей возвращаться!

 Девочка просила, умоляла – всё напрасно.

С поникшей головой, ступая босыми ногами по снегу, сирота побрела прочь. Люди молча наблюдали за ней из окон. Только одна соседка, что жила напротив, высунулась на улицу и подозвала к себе ребёнка, в глазах которого вспыхнула надежда.

– Возьми, – сказала тётенька, протягивая ей монету, – купишь себе чего-нибудь… – и захлопнула дверь.

Скоро снег засыпал детские следы, будто их и не было.

 Девочка шла куда глаза глядят. Шла, пока могла. Отыскав какой-то сарай, она легла на охапку соломы, сжала в заледеневшей ладошке монетку и уснула. Уснула для того, чтобы не проснуться, как её отец и братья. А морозный ветер пел ей колыбельную:

Лёгким пёрышком, белым пёрышком
Отпущу печаль, испью до донышка…
Ты лети, печаль белокрылая,
Сквозь года лети в небо синее…
От лихих людей да ко благости,
Пусть печаль моя станет радостью…

 Как только маленькое сердечко перестало биться и последний вздох слетел с губ, пёрышко вырвалось из снежного вихря, коснулось детского следа и обернулось белокурой девочкой.

– Свершилось! Один из них здесь! – возликовала ведьма, заглядывая в чёрный котел.

 Когда ангел пришёл, все спали: и злая женщина, погубившая свою семью, и люди, обрекшие несчастных на смерть. Малышка ступала неслышно, не приминая мягкий снег. Лёгкая, воздушная, почти незримая для человеческого глаза, она была прекрасна. Если бы её заметил случайный прохожий, то понял бы, кого видит. Но улицы были пустынны, и ничто не нарушало покоя.

 Белокурая девчушка остановилась средь домов и закрыла глаза. Из ниоткуда зазвучал призрачно-манящий голос. Этот голос, как порыв свежего воздуха, проникал в дома и касался страдающих душ, освобождая их от ненавистного плена. Души одна за другой покидали тех, кто прежде был человеком. На мгновение улица осветилась, звёзды приветственно вспыхнули, и вновь воцарились ночь и тишина.

 Ребёнок-ангел улыбнулся так, как улыбаются люди, когда знают, что всё хорошо…

 И тут из темноты выступила ведьма.
– Это сделала я и готова понести заслуженное наказание. Ты всемогуща. Потому что ты – одна из них. Развей меня по ветру!

 Малышка молча смотрела на неё.

 Старуха угрожающе прорычала:
– Если ты ничего не сделаешь, я буду продолжать разрушать их никчёмные жизни!
– Ты не властна над человечеством. Их падение – не твоя заслуга. Они сами решают, оставаться им людьми или нет, – наконец ответил ангел.

 Ведьма безумно засмеялась, осеклась и вдруг протянула к девочке дрожащие руки:
– Эта пустота внутри… Я больше не могу! Я не хочу!

Ангел удивился:
– Ты жаждешь наказания? Я освобождаю души, а не караю виновных. Твою душу забрали очень давно. Тебе нечего мне предложить. Если ты ищешь прощения или наказания, обращайся к живым, к тем, кто остался человеком.
 Старуха презрительно фыркнула, и стая белых снежинок испуганно взметнулась в воздух.

– Они не станут со мной разговаривать. Я для них страшнее проказы. А лишённые души? Что они могут мне сделать? Они мои рабы. Кормят меня, сея страдания и боль. Помоги! Преврати меня в пепел! Я всё равно уже мертва внутри, и вокруг меня живые мертвецы. Живые, но бездушные, неспособные любить, снедаемые завистью, ложью – собственным уродством! Такие же, как я…

 Ангел внимательно посмотрел на неё:
– А разве не наказание знать об этом?

 Ведьма бешено сверкнула глазами и кинулась на девочку, но костлявые пальцы поймали лишь пустоту…

 Люди, оставайтесь людьми! Иначе они придут за вашими душами. И не спасут ни закрытые двери, ни засовы. Вы почувствуете бездонную пустоту, холод, одиночество. Только вы и ваше уродство. Один на один. Лицом к лицу…

Лёгким пёрышком, белым пёрышком
Отпущу печаль, испью до донышка…
Ты лети, печаль белокрылая,
Сквозь года лети в небо синее…
От лихих людей да ко благости,
Пусть печаль моя станет радостью…

 
 Костоусова Е. В.
Изображение pixabay
 
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar